Народная культура и искусство России

Введение

Предмет и объект исследования. Предмет исследования - основные специфические черты русской культуры и искусства, отличающие их как от предшествующего, так и от последующего этапа. В это время возникает ряд феноменов, нуждающихся в изучении и интерпретации: оправдание новизны в культуре, утверждение новых жанров в литературе (автобиография) и изобразительном искусстве (портрет), новшества в области художественной формы, трансформация старых мотивов и появление новых, изменение отношения к заимствованиям из западноевропейской культуры и к наследию античности, перемены в характере религиозного чувства, сильнейшим образом повлиявшие на культуру и искусство. Предметом исследования являются также взаимоотношения сакрального и профанного, народного и элитарного, в значительной степени определившие облик культуры и искусства в России рассматриваемого периода.

Объект исследования - максимально большое количество источников, позволяющих судить об изучаемом предмете. В первую очередь это письменные источники разнообразного характера: литературные, фольклорные, мемуарные и т.д. Особое внимание к вербальным материалам вызвано возможностью более объективной их интерпретации по сравнению с невербальными видами искусства. Основные тенденции и закономерности развития русской художественной культуры XVII в., выявленные на основании письменных источников, исследуются затем на материале живописи (иконописи), архитектуры, декоративно-прикладного искусства и скульптуры. Кроме того, объектом изучения служат не только отдельные предметы и явления, но и система связей между ними, а также контекст их существования в культуре в целом.

Цели и задачи исследования. Главной целью исследования является определение основополагающих характеристик культуры и искусства России и интерпретация их сущностных особенностей.

Искусство дореволюционной России

Конец XIX - начало XX в. - важный период в развитии русского искусства. Оно совпадает с тем этапом освободительного движения в России, который В.И. Ленин назвал пролетарским. Это было время ожесточенных классовых боев, трех революций - 1905-1907 гг., февральской буржуазно-демократической и Великой Октябрьской социалистической революции, время крушения старого мира. Окружающая жизнь, события этого необычайного времени определили судьбы искусства: оно претерпело в своем развитии много сложностей и противоречий.

В искусстве 1890-х годов обнаружилась следующая тенденция. Многие художники стремились отыскать теперь в жизни прежде всего ее поэтические стороны, поэтому даже в жанровые картины они включали пейзаж. Часто обращались и к древнерусской истории. Эти веяния в искусстве прослеживаются в творчестве таких художников, как А.П. Рябушкин, Б.М. Кустодиев и В. М. Нестеров. В самом конце 1890-х годов в России формируется новое художественное общество "Мир искусства" во главе с А.Н. Бенуа и С. П. Дягилевым, оказавшее большое влияние на художественную жизнь страны.

Перемены в русском искусстве на рубеже двух веков с большей отчетливостью сказались в архитектуре. Подгоняемое развитием капитализма, бурно растет градостроительство. Возводятся банки, различные промышленные здания, строится много доходных домов, ведутся поиски новых типов жилых комплексов. На рубеже XIX - XX вв. И в течение всего первого десятилетия ХХ столетия в русской архитектуре, ровно как и в ряде европейских стран, формируется так называемый стиль модерн (от фр. Современный). В России у его истоков стояли архитекторы Ф. Шехтель, Л. Кекушев, И. Фомин, художники Е. Поленова, М. Якунчикова, С. Малютин.

Следующий этап в истории русского искусства -период XIX - начало XX века (вплоть до 1917 года) -характеризуется, с одной стороны, деятельностью выдающихся мастеров, как В.А. Серов, М.А. Врубель, К.А. Коровин, В. Э. Борисов-Мусатов, и многих других . по своему продолжавших и развивавших реалистические традиции русской культуры, а с другой стороны -активным проявлением, особенно в начале ХХ века, неких новых тенденций, основанных по большей части на отрицании этих традиций, тенденций, сфокусировавшихся в 1910-х годах в получившем мировую известность движении русского авангардизма.

Русскому искусству 1910-х годов пришлось перетерпеть болезни времени. Оно прошло через влияние формалистических течений -кубизма, футуризма, даже беспредметного искусства. Многое из всего этого сейчас лишь достояние истории.

В России 1913-1916 годах получили настоящее теоретическое обоснование формальные поиски и предчувствия парижских живописцев, дорогу к которому открыл Париж, не отважившись, однако, взвалить на себя тяжесть дальнего пути. Движение получившее в России наименование "Футуризм", было формально гораздо богаче и многообразнее того, что последовало за социо -патриотическими словопрениями клуба Маринетти. Русская художественная среда сумела соединить новаторские тенденции кубизма и футуризма, то есть добиться такого синтеза, который оказался недостижим в Париже. Русский синтез был прежде всего концептуальным. Он явился результатом творчества многочисленных группировок художников, объединившихся в петербургской ассоциации "Союз Молодежи". В процессе публичных дебатов, выступлений в печати и театральных постановок в 1913 году под эгидой "Союз молодежи" вырабатывается общая платформа для революционных концепций, которые приведут многих участников к беспредметному искусству.

Ведущие художники начала века правдиво изображали существующую действительность, их искусство направлено против угнетения человека, также оно было пронизано свободолюбием.

Влияние исторических событий на развитие советского искусства Революционное творчество.

С появлением первого в мире государства рабочих и крестьян перед художниками открылись неведомые прежде горизонты. Советское государство рассматривает явления окружающей жизни с позиции марксистко - лениниского мировоззрения, коммунистической партийности. Глубоко анализируя и изображая события прошлого и настоящего, оно рисует перспективу революционного развития. Успешное развитие искусства после Октября было бы неосуществимо без руководящей и направляющей деятельности Коммунистической партии.

Естественно, что не в один миг осознали художники всю грандиозность задач, вставших перед искусством после революции. Большинство мастеров искусства сразу активно включились в художественную жизнь страны, безоговорочно отдали свое творчество служению Родине. Закономерно, сто в первые годы Советской власти на первый план вышло Монументальное искусство, которое самым непосредственным образом откликалось на зов времени.

Искусство сталинского периода

"1920 - Гражданская война, грязь окопов, обозы с умершими от тифа не смогли убить в народе любовь к искусству. На завьюженных площадях ветер порушил первые панно, ставились монументы рабочих, ученым, идеям труда и свободы. Голод. Люди в страшном напряжении бьются за свои права и за свою жизнь".

В период 20-х власть прибирает к рукам всю культурную сферу. Острая необходимость в изображениях способных наглядно разъяснить народу политику Советской власти.Ленинский план монументальной пропаганды поставил перед художниками большие задачи - они должны были создать образы замечательных людей прошлого: революционеров, философов, писателей, художников, композиторов, артистов. В.И. Ленин указывал, что эти памятники следует ставить вместо старых памятников царей, реакционерам. Среди художников можно отметить видных представителей Ассоциации Художников революции (АХР) И. Бродского, К. Юона, В. Машкова и других., "Общества художников станковистов": А. Денейка, Ю. Пименова и других. В 20-е-30-е творят также М. Греков, П. Кончаловский. Знакомство с советским искусством 20--30-х дает возможность увидеть, с каким воодушевлением стремились художники отразить новое в советской действительности, и среди них мастера старшего поколения, начавшие свой творческий путь задолго до революции. Примером могут служить произведения Б. М. Кустодиева (1878-1927). Его всегда привлекала жизнь толпы, улицы, праздники, ярмарки, базары провинциальных городов и столицы. Он рисует красочные сцены крестьянского и провинциального мещанско-купеческого быта (серия "Ярмарки"). Мастер портрета ("Шаляпин", 1922), театральный художник. В 20-е годы широкое распространение получает принцип решения историко-революционной темы - принцип достоверного отражения событий истории. Наиболее отчетливо он проявляется в творчестве Бродского Исаака Израилевича (1883/84-1939), живописца и графика, заслуженного деятеля искусств России. Он был художником, остро чувствовавшего свою гражданскую ответственность перед народом. Среди живописцев, определивших характер историко-революционной картины 20х - 30х годов, нельзя не назвать Иогансона Бориса Владимировича (1893-1973), живописца, народный художник СССР (1943). В кон. 1920-х гг. создал ясные по композиции и яркие по цвету жанровые произв., отражающие черты новой действительности в России ("Рабфак идет", 1928); с 30-х гг. обратился к историко-революционной тематике ("Допрос коммунистов", 1933; "На старом уральском заводе", 1937). В 1950 совместно с "бригадой" других живописцев написал огромное полотно "Выступление В. И. Ленина на 3-м съезде комсомола". Наряду с большими и малыми опытами за границей в тридцатых годах в Советском Союзе искусство мозаики стало уверенно решать монументальные задачи. Этому помогло начало строительства метро. Новая архитектурная форма, размах строительства, декоратизм советской архитектуры легли в основу сюжетов и форм мозаик.

Народная культура

Народная культура изучается разными научными дисциплинами: историей, филологией, этнографией, философией культуры, искусствознанием и др. В научной литературе обнаруживаются разные, неоднозначные подходы к данному явлению. Нередко она предстает как совокупность отдельных направлений, видов, жанров, даже объектов (народные керамические изделия, одежда, обряды, лубок и пр.). Часто ее пространство сужается, особенно в области искусствоведения, до художественного народного творчества, фольклора (народные песни, танцы, ремесла), а то и до словесной художественной традиции, относящейся к историческому прошлому (былины, предания, пословицы и пр.). При этом каждая научная дисциплина стремится сформировать свой предмет, свой круг интересов (например, в рамках этнографии, филологии и др.). В 1980-1990-е гг. складывается потребность в обобщенном представлении о культуре. Так, В.Н.Путилов в работе "Фольклор и народная культура" выводит фольклор за рамки искусства в достаточно широкий социальный контекст. Это обобщенное видение требует иного подхода, учитывающего этот контекст, т.е. культурологического.

Народная культура в культурологическом аспекте будет пониматься достаточно широко и не ограничиваться ее историческим пластом, относящимся к далекому прошлому, т.е. как сфера неспециализированной (непрофессиональной) культурной деятельности устной традиции, бытующая по фольклорному типу в прошлом и настоящем, передаваемая из поколения в поколение в процессе непосредственного взаимодействия (совместных действий, трудовых, обрядово-ритуальных, праздничных). К элементам, ее составляющим (как и культуру в целом), относятся: ценности, нормы, смыслы, идеи, обряды, ритуалы, представления, знания, верования, образ жизни, художественное творчество и пр. в их знаково-символическом и предметно-материальном воплощении, в также способы деятельности, трудовой, утилитарно-бытовой (домашнее хозяйство, воспитание детей и т.д.), технологии функционирования, т.е. практическое оперирование ценностями, смыслами, формы их поддержания, сохранения и передачи от одного поколения к другому, а также их трансформации, обновления.

Исходя из этого, в названном целом можно выделить разные составляющие:

1. Культурный текст в широком смысле: семантика и её знаково-символическое и материальное воплощение; словесные тексты (предания, сказания, былины, пословицы и т.д.), музыкально-интонационные(песни, танцевальные наигрыши и пр.), пластические, соционормативные, эстетические, этические и пр. представления, предметно-вещная среда (жилище, домашняя утварь одежда) и т.п.

2. Социальный носитель - субъект культуры, её продуцирующий, и в то же время благодаря ей существующий. Типы культурных субъектов разного масштаба и типа: личность, группа, социальная среда, социальная общность, сообщество, народ нация, которые выступают в качестве носителей в качестве носителей культуры или её отдельных областей.

Применительно к народной культуре в новое время особое значение приобретает анализ социальной базы бытования: сохранение элементов аутентичной (подлинной, соответствующей историческому прошлому) среды, размывание ее (разрушение традиционного образа жизни под воздействием процессов урбанизации); переход традиционной культуры в социально иную, неаутентичную (современную урбанизированную) среду.

3. Социальные механизмы функционирования культуры, ее поддержания, трансформации, передачи от поколения к поколению. Первичным является характерный для традиционной народной культуры способ передачи в живом общении, т. е. в акте непосредственной коммуникации (от лица к лицу, от родителей к детям, от мастера к ученику). Современное развитие техники, информационных технологий (аудио, видеотехника, компьютер, Итернет) дополняет этот механизм новыми формами фиксации, сохранения, распространения культурных текстов, различными методиками обучения. Это накладывает отпечаток на сами культурные тексты.

4. Наряду с названными компонентами не менее важными оказывается аспект, связанный с функционированием культуры, его характером, особенностями в разные исторические периоды. Социальные функции (роли) культуры (а также её отдельных областей) в интеграции и идентификации общности (общества, общины, в самоопределении, включении личности в культуру, формирование картины мира, в нормативно-ценностном регулировании жизни сообщества, идентичности личности и в воспроизводстве и обновлении самой культуры, т.е. самоподдержании её в "рабочем" состоянии (сохранение, трансформация, обновление - в зависимости от общих социальных и даже цивилизационных сдвигов).

В целом культурологический подход в исследовании народной культуры предполагает ответы на вопросы: что? (культурный текст), кто? (носитель, субъект культуры, который считает ее своей), как? (способы и формы обращения носителя-создателя-пользователя-хранителя-разрушителя) с культурным текстом: (порождение, освоение, сохранение, трансформация, забвение, воссоздание и пр.). Такой анализ подводит нас к ответу на вопрос зачем? для чего? т.е. дает возможность получить достаточно полную систематизированную картину функционирования культуры и ее отдельных областей в социально-исторической системе координат, т.е. в том или ином обществе, сообществе в тот или иной исторический период.

Понятие "народная культура" (и особенно "народ") связаны с самыми разными обыденными ассоциациями, по преимуществу ценностными представлениями, порой чисто популистского толка. В самом общем виде можно сказать, что с народной культурой в общественном сознании соотносится множество понятий и объектов, в названии которых присутствует эпитет "народный (-ая, -ое, -ые)". В культуре и языке они представлены весьма широко: народное творчество, народное искусство, народная мудрость, молва, народные традиции, предания, верования, песни, танцы, пословицы, народные мастера, целители и т. д. Аналогичную картину можно наблюдать и в др. европейских языках, где широко представлены словообразования, восходящие к лат. populus или герм. Folk, Volk (народ). Оба слова в разных контекстах имеют два значения: 1 - множество людей, люди, население, популяция; 2 - общность людей, группа, сообщество.

Понятие "народ" в русском и европейских языках - это с одной стороны - население, совокупность индивидов, с другой - общность людей, осознавших себя этническим или территориальным сообществом, социальным сословием, группой, иногда представляющим все общество, например, в какой-то решающий исторический момент (национально-освободительные войны, революции, восстановление страны и пр.), обладающим сходными (общими) представлениями, верованиями, идеалами.

Эта общность и выступает субъектом и носителем особой целостной культуры, отличной своим видением мира, способами его знаково-символического воплощения в тех иди иных формах фольклора и близких к фольклору направлениях культурной практики, которая часто восходит к древности. В далеком прошлом ее носителем было все сообщество (род, племя), позднее этнос (греч. ethnos - народ). С течением времени, в процессе социальной дифференциации (расслоения) сообщество приобретает более сложную, иерархическую структуру, выделяются особые группы, слои, классы, появляются представления о высших и низших слоях, народе и не-народе (например, жрецы, волхвы как носители сокровенного знания, вожди, племенная знать, феодальная и рабовладельческая аристократия), которые стали формировать в рамках общей культуры свои культурные варианты.

В классовых обществах к народу стали относить крестьянство и городские низы (ремесленников, мелких торговцев). В современных условиях общество в целом и народ неоднородны, поскольку включают в себя суб(под)культуры. Отнесение их к народу или противопоставление ему определяется идентификацией (отождествлением) с народом, принятием в основном ценностей, норм, обычаев, стереотипов поведения и т.д. При этом в народной традиционной культуре носитель выступает и как создатель и, условно говоря, потребитель. Здесь еще нет разделения на авторов, исполнителей, публику.

Все сообщество (община) составляют среду, где создаются, используются, воспроизводятся, сохраняются, трансформируются, передаются из уст в уста, из рук в руки нормы, ценности, смыслы, способы деятельности и т.п.

В прошлом народная культура определяла и нормировала все аспекты жизнедеятельности, обычаи, обряды, регулировала взаимоотношения членов сообщества, тип семьи, воспитание детей, характер жилища, способы освоения окружающего пространства, тип одежды, отношение к природе, миру, предания, верования, язык, художественное творчество. Иными словами, определялось, когда сеять зерно, выгонять скот, убирать урожай, как выстраивать взаимоотношения в семье, в общине и мн. др. В настоящее время, когда общество усложнилось, появилось множество больших и малых социальных групп формального и неформального типа, произошло расслоение социальной и социально-культурной практики, народная культура стала одним из элементов современной многослойной культуры.

Тем не менее традиционная историческая (классическая) народная культура представлена вплоть до нашего времени разными жанрово-видовыми формами народного творчества: музыка, танец, слово, театр, предметная среда, визуально-пластические формы, образ жизни, а также обрядово-ритуальная духовная практика, народное целительство, знания. Именно это можно определить как культурный текст в широком смысле (не только вербальном, т.е. словесном).

Разные области народной культуры изучаются широким кругом гуманитарных и социальных дисциплин: фольклористикой, искусствоведением, историей культуры, этнологией, этнолингвистикой, эстетикой, социологией культуры. Из всего набора характеристик фольклора, выделенных фольклористами и другими специалистами в разное время, представляются особенно важными две фундаментальные особенности народной культуры, тесно связанные между собой.

1. Синкретизм в широком смысле, т.е. нерасчлененное, диффузное сосуществование в связанном виде знаний и верований, этики, эстетики и быта, художественной и внехудожественной сфер культуры, мира представлений (картины мира) и способов практического действия, что характерно для группового (соборного), коллективистского сознания и поведения. Синкретичен и процесс создания-бытования образцов народной культуры. В ней нет разделения на создателя, слушателя (зрителя), исполнителя. Все сообщество (община) являются равноправными участниками единого действия (действа). Как правило, действо (трудовое, обрядовое, празднично-игровое и пр.) выполняет несколько ролей (функций) - утилитарно-бытовую магическую, обрядово-ритуальную, художественно-эстетическую, коммуникативную и т.д.

2. Традиционность - опора на традицию как способ коллективной аккумуляции социального опыта сообщества разного пространственно-временного масштаба: от нескольких лет до столетий, от небольшой социально-специфической общности (солдаты, студенты) до народа как этноса, нации или даже метаэтноса (нескольких народов), представляющих территориальный регион, страну и даже несколько стран.

Синкретизм ярче всего проявляется в наиболее архаических образцах народной культуры, где слиты элементы трудового и обрядово-магического процесса, пантомимы, пения, словесного текста, танца. Цель такого действа - способствовать удачной охоте, доброму урожаю. Подобные обряды долго сохранялись в народной жизни. Например, в Орловской и др. губерниях на рубеже Х1Х-ХХ вв. зафиксирован обряд, сохранившийся с глубокой древности и связанный с первым выгоном скота. Пастух с ковригой хлеба на голове, молодуха и староста трижды обходили стало. После совершения ряда действий через все стадо перебрасывалась палка, что должно было уберечь животных от болезней и нападения хищников. Это можно сравнить с синкретически нерасчлененными песенно-танцевально-игровыми действами в Древней Греции Великими Дионисиями, связанными с культом плодородия, где празднично-эстетический момент неотделим от обрядово-ритуально-магического и др. Нечто подобное представляет, например, святочное ряжение, игры и забавы на Руси, еще сохраняющиеся фрагментарно и несущие наряду с празднично-эстетическим также магический смысл, дабы обеспечить добрый урожай, достаток в доме.

Вполне утилитарное назначение резных наличников в русских избах, скрывающих щель между срубом и оконным проемом синкретически сливается с магическим назначением и смыслом вырезанных на дереве узоров, представляющих собой магические знаки, уходящие корнями в язычество. Круг иди розетка символизирует солнце (солярный знак), прямоугольники, ромбы - знаки земли и т. п. Они призваны оберегать жилище от несчастий, от нечистой силы. В настоящее время магический смысл в большинстве своем забылся. Но осталась орнаментация как традиция, завещанная предками. До сих пор в Архангельской области на берегу Белого моря делают традиционную глиняную игрушку, сходную с Дымковской. Казалось бы те же барышни, животные, свистульки т пр., но они изукрашены солярной орнаментикой, имевший ныне забытый смысл.

К проблеме традиций в народной культуре и в культуре в целом в настоящее время существуют разные подходы. Так, например, в фольклористике, искусствознании нередко они сводятся к совокупности тестов, норм, образцов, составляющую народную культуру прошлого. Культурологический подход позволяет посмотреть на эту проблему шире, включая в поле зрения не только народную культуру прошлого, но и современность.

Традиция в культурологическом ракурсе понимается как механизм сохранения, воспроизведения и передачи социально значимого опыта (знаний, представлений, смыслов и т.д.), а также его обновления в процессе непосредственной совместной коллективной практики. В широком смысле это не есть произнесение некоего текста вслух, не отсутствие письменности, но особый принцип, способ (механизм) функционирования, воспроизведения и передачи культурного опыта, навыков, умений, в пространстве и времени непосредственно от человека к человеку, от поколения к поколению в совместной деятельности, в процессе общения *. Этот механизм называют устной передачей культурных текстов, устностью, включая исторические и современные пласты народной культуры.

Совместная культурная практика, называемая также соборной или коллективной, в народной культуре характеризует принадлежность любого этнографического, фольклорного факта не отдельным индивидам или группам, а всему сообществу в нескольких поколениях. Причем, в процессе непосредственной совместной деятельности происходит обобщение, отбор наиболее значимого для сообщества (социальной группы) опыта, текстового материала, накопление его и сохранение в групповой памяти, а также неоднократное воспроизведение. То, что перестает быть значимым для сообщества (какие-либо тексты, смыслы, образы, правила и т.д.) не воспроизводится, забывается. Некоторые авторы называют этот процесс метафорически коллективным контролем, коллективной "цензурой".

Освоение накопленного поколениями опыта осуществляется преимущественно в совместных действиях(совместного пения, проведения обрядовых, ритуальных действ, хозяйственных работ) имитационно, т.е. путем подражания (имитации) образцу, подражания мастеру (учителю), который предстает носитель исторически сложившихся образцов, эталонов. Таково пение "за следом" (повторение "голоса" (партии), который ведет более опытный участник, мастер), повторение действий в обряде, ритуале, приемов при изготовлении каких-либо предметов и пр. В определенном смысле сам мастер выступает образцом для ученика. Их тесный контакт приводит к тому, что передаются не только навыки, технические приемы, смыслы. Учеником перенимается также мироощущение, представления, т.е. достигается созвучие эмоциональных реакций с мастером, с группой. Это позволяет говорить о "воспроизводстве личности учителя в ученике", о вчувствовании (эмпатии). Такое усвоение культурной информации в рамках народной культуры прошлого происходит постепенно, начиная с детского возраста в семье, в певческом коллективе, в общине. Не случайно складывались целые династии сказителей былин (Рябинины, Рябинины-Андреевы, Суриковы), где навыки, эталоны передавались от родителей к детям, а также певческие "школы", ремесленные мастерские и т.д.

В народной культуре творчество анонимно, поскольку здесь не осознается личное авторство, и неизменно довлеет целевая установка на следование образцу, который перенимается от предшествующих поколений. Этим образцом как бы "владеет" все сообщество, а индивид (сказитель, мастер-ремесленник), даже очень искусный, воспринимая унаследованные от предков образцы, эталоны, идентифицируется с сообществом, осознает свою принадлежность к культуре локуса, этноса, субэтноса.

В народной культуре механизм аккумуляции и непосредственной (изустной) передачи прошедшего коллективный "отбор" социально значимого опыта подкрепляется специфическими средствами. Таковы, как уже говорилось, высокая степень обобщения, стереотипизации коллективного опыта. Это необходимо для того, чтобы обеспечить накопление, воспроизводство, передачу и сохранение в памяти группы, рода, большого объема информации: знаний, представлений, норм, смыслов, а также культурных текстов, в которых они воплощены.

В ходе многовековой культурной практики такой опыт отливается в систему стереотипов, (типовых элементов, формул), т.е. устойчивых, повторяющихся структурно-смысловых единиц, образно-семантических комплексов, композиционно-содержательных схем, которые дополняются достаточно устойчивыми, стандартизированными правилами оперирования такими элементами, элементарными ячейками. Эти последние нередко уподобляют языковым компонентам, например, слову, словосочетанию.

Особенно явственно первичные формулы (ячейки) проявляются в наиболее древних пластах народной культуры. К ним можно отнести устоявшиеся, повторяющиеся и передающиеся потомкам действия, их последовательности, включенные в праздничные, обрядовые действа, повседневную жизнь, словесные, интонацонно-мелодические комплексы, пластические, изобразительно-орнаментальные элементы и пр.

Исследователи классического (исторического) фольклора (эпического, обрядового и пр.) выявили такие устойчивые формулы, стереотипы в словесных текстах. К таким повторяющимся структурно-смысловым единицам относят так называемые общие места (loci communes), лейтмотивы, образные "клише" (красно солнышко, добрый молодец и пр.), устойчивые и повторяющиеся схемы типа "столько - сколько", "как" (quomodo-формулы). Например: "столько копен, сколько звезд в небе" или "пусть будет снопов, как капель дождя". Такие стереотипы облегчают усвоение, сохранение в памяти, воспроизведение текстов определенного типа, жанра.

Общие места (loci communes) почти дословно переходят из одного раздела в другой, из одного произведения в другое, от одного сказителя (певца) к другому. Они особенно характерны для былевого эпоса, песен календарного, обрядового цикла. Таковы: описание пира у князя Владимира, вхождения в княжескую гридню, похвальбы гостей, избивания врага и мн. др. ("В остольном было городе во Киеви, / У ласкова у князя у Владимира, / Как было пированьице почестен пир" - запись Рыбникова). В современных устных текстах, например, можно выявить устойчивые зачины - "Жили-были…", "Однажды в темном лесу (подвале и т. д.)…". В частушках часты своего рода "бродячие клише" типа "с неба звездочка упала" и др.

Подобные структурно-смысловые единицы (попевки-формулы), составляют основу фольклорного мелоса (обрядового, эпического и пр.), образуя своего рода "интонационно-мелодичекий словарь". С таким "словарем" связана в конечном итоге и интонационная основа классической и современной русской песенности. (Песня-романс, бытовые, дворовые и пр. авторские песни, вошедшие в повседневный обиход).

Обобщенные сюжетно-композиционные комплексы в разных видах фольклора, обрядовых действах, в современной устной прозе, песенных текстах выступают как устойчивые повторяющиеся стереотипы. Например, в эпосе: происхождение первопредков, их деяния, чудесное рождение героя (богатыря, юнака и др.), его подвиги и т.д.(19. Мелетинский). Формируются устойчивые изобразительные мотивы, лежащие в основе орнаменты, основанные на комбинации сложившихся в глубокой древности изобразительных символах, магических знаках, имеющих устоявшийся смысл (круг - символ солнца, волнистая линия - водной стихии и т. п.). Эти стереотипы обеспечивают стабильность, занимая иногда половину и более всего текста. Изменчивость, пластичность, способность адаптироваться в, приспосабливаться к меняющимся условиям в устном бытовании достигаются наличием импровизационности и вариативности.

Подобного рода типовые элементы могут занимать половину и более всего текста, оставляя все же пространство для относительно свободного, в той или иной степени импровизационного построения текста (импровизационность от. лат. improvisare - внезапный, непредвиденный неожиданный). В ходе исполнения обычно импровизируются (изменяются) менее нормированные элементы текстов: словесных, интонационно-мелодических, пластических и пр. Если в специализированной (профессиональной) художественной деятельности импровизация является преднамеренным сочинением нового художественного текста непосредственно в процессе исполнения, то в народной культуре прошлого и настоящего она предстает как отклонения, произвольные или непроизвольные, подготовленные или случайные, от эталонного образца, которые не разрушают его. Это могут быть интонационно-мелодические распевы в многоголосных лирических песнях, словесные "пассажи" в обрядовых текстах, прибаутках ярмарочных "дедов", петрушечников, у современных рассказчиков анекдотов, баек, страшных историй, исполнителей песен и пр. В ярмарочных представлениях, в народной драме актеры должны на ходу реагировать на реплики зрителей, придумывать ответы на их вопросы. В народной культуре импровизация, как правило, ограничена типовыми рамками. Степень допустимых отклонений может колебаться в зависимости от особенностей жанра, состава участников, зрителей (слушателей). Так, в обрядовых песнях, где преобладают устойчивые типовые элементы - формулы и др. константы, импровизация занимает относительно меньше места, чем, например, в протяжных или частушках, байках, анекдотах и др. классических и современных жанровых разновидностях.

Вариативность непосредственно передаваемых традиций присуща народной культуре прошлого и настоящего. Ибо здесь не существует буквального повторения (слово в слово, нота в ноту). Об этом немало написано. По сути дела любая динамическая саморазвивающаяся система представляет собой вариативный объект, "который изменяется и, изменяясь, остается самим собой". К таким саморегулирующимся, самовоспроизводящимся системам относится и народная культура, и вариативность (от лат. vario - видоизменять, разнообразить) является родовым ее качеством. В сознании традиционного мастера (исполнителя) хранятся и передаются другим не заученные наизусть тексты, образцы, но устоявшиеся стереотипы, структурно-смысловые единицы, способы оперирования ими. Следовательно, воссоздание целого (песни, анекдота, предания) происходит на основе традиционного механизма, т. е. посредством комбинирования, сопоставления, противопоставления различных типовых элементов непосредственно в ходе воспроизведения текста. Такое комбинирование, сочленение первичных "кирпичиков" осуществляется по-разному в разных ситуациях и зависит от многих причин: от условий воспроизведения (в узком кругу, для широкой аудитории, для записи и др.), внешних воздействий (состава слушателей, зрителей, участников действа), особенностей мастера (исполнителя). В результате каждый последующий акт воспроизведения образца дает не точную копию предыдущего, но его вариант.

Вариант же не становится индивидуальным образцом, подлежащим буквальному запоминанию, повторению (имитированию), подражанию, но выступает как репрезентант (представитель) того, что является константным, стабильным, т.е. инвариант.

Так, инвариантность, однотипность в реальном многократном воспроизведении традиционной крестьянской одежды выражается в единстве кроя, основной цветовой гамме, но в каждом конкретном костюме всегда есть свои особенности, специфические детали. Например, качество ткани, характер отделки, расцветка и др. Повторение частушки, анекдота разными людьми в разных ситуациях максимально близки, но не тождественны. Таким образом, повторение образца (инварианта) в народной культуре не есть тиражирование копий, а постоянное видоизменение его при сохранении качественной определенности. Носители фольклорных традиций говорят: "То же, да не так".

Каждый из исполнителей устного текста вносит свою "особинку" в комбинирование типических единиц, канонов в словесном, музыкальном творчестве, в разных видах ремесел, празднично-обрядовых действах, способах хозяйствования, оставаясь при этом в рамках, установленных традициями. Традиционная роспись (хохломская, городецкая и пр.), вышивка, резьба по дереву как в прошлом, так и в настоящем предстают каждый раз в качестве новых неповторимых комбинаций типовых элементов, первичных формул, передаваемых и воссоздаваемых в процессе непосредственной совместной практики. Здесь сказывается не только уровень мастерства, умелости, индивидуальные пристрастия, жизненный опыт, но и особенности культурной среды, историческая, природно-территориальная специфика, характер ситуации.

Например, в Сибири, которая исстари была местом каторги и ссылки, в отстоявшихся и широко распространенных сказочных сюжетах появляются описания тюремного быта, мотивы бродяжничества. Так, в сказке "Суженая невеста" действие перемещается в город "Красноярский", где навстречу героине попадаются беглые с завода, "варнаки".

В современном динамичном мире на фоне существенных цивилизационных изменений, связанных с невиданным ранее усложнением технологий, включая информационные, интенсифицируются изменения в народной культуре, в т.ч. традиционные механизмы ее передачи. Все более явственно проявляются процессы стандартизации, унификации, массификации не только в производстве, но и в культуре. Наиболее уязвимой оказалась народная культура прошлого. Повсеместно, у разных народов, происходит с той или иной степенью интенсивности разру

Просмотров: 1029

Дата: Понедельник, 14 Апреля 2014