Развитие народного костюма

Русский народный костюм на протяжении 150 лет, прошедших с конца XVIII века до конца 20-х годов XX века, заметно менялся. Процесс этот шел непрерывно: одни элементы исчезали, другие появлялись. Изменения происходили и вследствие внутреннего развития, и под воздействием внешних обстоятельств, прежде всего ев­ ропейской моды. В XVIII веке ее влияние на народный костюм еще незначительно. Оно проявлялось в основном в некотором облегчении праздничного костюма: напри­ мер, в торжественных случаях перестали носить несколь­ ко шуб одновременно, чебаки, надевавшиеся поверх ко­ кошника, стали заменяться шалями, восточные шелко­ вые, парчовые ткани уступили место тканям отечественного производства с орнаментом западноевро­ пейского типа. Включение же в состав народного кос­ тюма элементов одежды европейского образца началось только в 20—30-е годы XIX века. При заимствовании в большинстве случаев происходило органическое соеди­ нение национально-русских и европейских элементов.

Часто даже не представляется возможным отделить тра­ диционный элемент костюма от европейского. Так, на­ пример, нельзя назвать целиком русской или целиком европейской традицией использование женщинами в качестве головного убора наколок, сложенных из платка, заколотого булавками, перчаток-накулачников и т. д.

Однако есть в костюме и вещи, которые сразу опреде­ ляются как заимствованные, — это галоши, шляпки, зонтики, муфты и т. п.

Изменялся русский костюм и под воздействием тра­ диционной одежды соседних народов: норвежцев, нен­ цев, аборигенов Сибири, Северного Кавказа.

В него включались отдельные предметы одежды этих народов — совик, малица, торбаза, малахай, чекмень и т. д., что было вызвано природными условиями, непри­ вычными для русских, новыми для них занятиями (про­ мысловое рыболовство, оленеводство), а также торговы­ ми связями между этими народами.

Эволюция традиционного костюма проходила не толь­ ко под влиянием внешних факторов, но и, как уже говорилось выше, вследствие внутреннего развития. На протяжении XIX — первой четверти XX века шла по­ степенная замена одних элементов костюма другими: сороки заменялись кокошниками, кокошники — повой­ никами, повойники — платками; сарафаны уступали  место юбкам, кафтаны — поддевкам и т. д. Особенно заметно изменялся покрой одежды: косоклинные сара­ фаны заменялись круглыми, верхняя одежда с цельной прямой спинкой — одеждой с клиньями, затем с фалда­ ми, настала очередь и другого типа кроя: костюм стал подрезным по талии с пышными сборками на спине.

Заметно менялась ткань: домотканый холст, шерсть ус­ тупали место фабричной хлопчатобумажной ткани, шел­ ку, сукну и другим новым для традиционного костюма тканям.

Устойчивость основных типов одежды, их вариатив­ ность внутри комплексов, включение в костюм заимст­ вованных предметов одежды, воздействие европейской моды на народный костюм — все это нашло свое отра­ жение в лексике. Фонд терминов народной одежды ог­ ромен и чрезвычайно разнообразен. Так, например, только на территории Сибири А. А. Лебедевой было зафиксировано 152 термина для обозначения верхней одежды, 85 — для обозначения обуви, 127 — для жен­ ских и мужских головных уборов. Среди терминов, при­ менявшихся для обозначения того или иного предмета одежды, можно выделить термины, общие для всей тер­ ритории его бытования, это рубаха, сарафан, юбка, по­ нёва, кокошник, повязка, платок, косынка, повойник, порты, шуба, полушубок, армяк, тулуп, сапоги, лапти и т. д., но одновременно существуют термины для обоз­ начения фактически всех возможных вариантов того или иного предмета одежды. Так, сарафан, в зависимо­ сти от покроя, материала, цвета, происхождения, назы­ вался по-разному: штофник, бархатник, пестрядинник, маренник, набивник, клинник, саян, костыч, ферязь, кундыш... Женская и мужская обувь в зависимости от материала, кроя, назначения, места бытования тоже на­ зывалась по-разному: сапоги, бахилы, бутылы, коты, башмаки, черки, чирки, боторы, каныши, ичеги, уледи, упаки, поршни, неговани, скуты, обутки и т. д. Женские рубахи, при господстве основного термина «рубаха», могли называться в зависимости от местности станушкой, воротушкой, чехликом, долгорукавкой, проходницей... Следует также отметить, что одним термином часто обозначалось несколько предметов или, наоборот, один и тот же предмет в разных районах России имел и разные названия. Так, шубкой называли верхнюю ме­ ховую одежду, сарафан, короткую теплую кофту с рука­ вами и душегрею. В то же время короткая женская одежда на лямках назвалась душегрея, коротена, коро­ тенька, перо, шубка.

Предметы одежды европейского типа, вещи, заимст­ вованные у соседей, входили в народный быт вместе со своим названием. Правда, на русской почве оно часто получало несколько иное звучание: верхняя одежда ев­ ропейского типа спензель у русских получила название «пендель», «пенделюшка», теплое пальто модного покроя  дипломат стало «тепломатом», пиджак — «спинжаком», «пенжаком» и т. д.

Таким образом, русский традиционный костюм, известный нам по памятникам XVIII — первой четверти XX века, представляет собой довольно своеобразное явление народной культуры. В нем, естественно, преобладают черты, возникшие на местной русской почве, восходя­ щие к быту Древней Руси, но заимствование из костюма соседних народов и западноевропейского костюма, про­ изошедшие на протяжении веков, заметно преобразили его. При этом характерной особенностью русского тра­ диционного костюма остается удивительное многообра­ зие вариантов одежды в зависимости от возрастного, социального фактора, специфики местной ситуации при сравнительной устойчивости основных комплексов.

Просмотров: 1949

Дата: Пятница, 14 Января 2011