Народный костюм и его интерпретация в современной моде

Народный костюм – традиционный комплекс одежды, характерный для определенной местности. Отличается особенностями кроя, композиционно – пластического решения, фактуры и колорита ткани, характера декора (мотивами и техникой выполнения орнамента), а также составом костюма и способом ношения различных его частей.

Творческим источником современного модельера- дизайнера является народный костюм. Способы использования костюма в качестве источника создания нового в дизайне одежды могут быть самыми различными. В чем заключена столь притягательная сила народного костюма? Эстетичность, а так же функциональность, целесообразность, рациональность кроя и исполнения, и все это относится к любому народному костюму любой национальности. Во второй половине ХХ века народный костюм, его покрой, орнамент, цветовые сочетания широко используются модельерами при проектировании одежды. Появляются даже фольклорный, этнический стили. Народный костюм становится объектом пристального изучения.

Актуальность работы связана с активизацией интереса народного костюма как к источнику идей для современного дизайнера.

После петровских указов русский дворянский и городской костюмы подверглись европеизации. Изменились и эстетические представления о красоте человека. Хранителем же народного идеала и костюма оставалось русское крестьянство.


Трапециевидный или прямой монументальный силуэт, основные виды кроя, живописное декоративное и цветовое решение, головные уборы Древней Руси бытовали в крестьянской среде вплоть до XVIII – XIX вв.

Во второй половине XIX – начале XX в. крестьянская одежда начинает испытывать влияние общей моды, выразившееся сначала в использовании фабричных тканей, отделки, головных уборов, обуви, а затем уже в изменении самих форм одежды.

Общий характер русского народного костюма, сложившийся в быту многих поколений, соответствовал внешнему облику, образу жизни и характеру труда народа.

Условия исторического развития начиная с XII-XIII вв. определили наиболее характерное разделение форм русского костюма на северный и южный. В XVII в. северные области (Вологда, Архангельск, Великий Устюг, Новгород, Владимир и др.) в отличие от южных не были разорены набегами кочевников. Здесь интенсивно развивались художественные ремесла, процветала внешняя торговля. Начиная с XVIII в. Север оказался в стороне от развивающихся промышленных центров и поэтому сохранил целостность народного быта и культуры. Именно поэтому в русском костюме Севера национальные черты находят свое глубокое отражение и не испытывают иноземных влияний. Южный русский костюм гораздо более разнообразен по формам одежды. Многократные переселения жителей из-за набегов кочевников, а затем в период образования Московского государства, влияние соседних народов, обусловили более частую смену форм одежды и многообразие её видов.

Кроме наиболее общих особенностей, разделивших формы северного и южного костюмов, отдельные черты характеризуют костюм каждой губернии, уезда и даже села. Народная одежда различалась по назначению (будничная, праздничная, свадебная, траурная), возрасту, семейному положению. Чаще всего знаками различия были не покрой и вид одежды, а её цветность, количество декора (вышитых и вытканных узоров), применение шелковых, золотых и серебряных ниток. Самой нарядной была одежда из красной ткани.


Основные формы и виды костюма


Различаясь отдельными элементами, русская народная одежда северных и южных областей содержит общие основные черты, причем в мужском костюме больше общности, в женском - различий.


Мужской костюм

Мужской костюм состоял из рубахи-косоворотки с невысокой стойкой или без неё и нешироких штанов из холста или крашенины. Рубаху из белого или цветного холста носили поверх штанов и подпоясывали ремнём или длинным шерстяным кушаком. Декоративное решение косоворотки - вышивка по низу изделия, низу рукавов, горловине. Вышивка часто сочеталась со вставками из ткани другого цвета, расположение которых подчеркивало конструкцию рубахи (долевые швы переда и спинки, ластовицы, обшивка горловины, линия соединения рукава с проймой).

Верхней одеждой служил зипун или кафтан из домотканого сукна, запахивающийся на левую сторону, с застёжкой на крючки или пуговицы, зимой - овчинные нагольные шубы. Мужская обувь - сапоги или лапти с онучами и оборами.

Женский костюм


Женский костюм в северных и южных областях различался отдельными деталями, расположением отделки. Главным же различием было преобладание в северном костюме сарафана, в южном – понёвы.

Основными частями женского народного костюма были рубаха, передник, или занавеска, сарафан, понёва, нагрудник, шушпан. Женская рубаха, как и мужская, была прямого покроя, с длинным рукавом. Белый холст рубахи украшали красным узором вышивки, расположенной на груди, оплечье, внизу рукавов и по низу изделия. Самые сложные многофигурные композиции с крупным рисунком (фантастические женские фигуры, сказочные птицы, деревья), достигавшие в ширину 30 см, располагались по низу изделия. Для каждой части рубахи было своё орнаментальное решение.

В южных областях прямой покрой рубах был более сложным, он осуществлялся с помощью так называемых поликов – деталей кроя соединяющих полочку и спинку по линии плеча. Полики могли быть прямыми и косыми. Полики прямоугольной формы соединяли четыре полотнища холста шириной 32-42 см каждый. Косые полики (в форме трапеции) соединялись широким основанием с рукавом, узким- с обшивкой горловины. Оба конструктивных решения подчеркивались декоративно.

По сравнению с северорусскими рубахами линия низа в рубахах южных районов орнаментируется более скромно. Самой декоративной и богато украшенной частью как северного, так и южного женского костюма был передник, или занавеска, закрывающий женскую фигуру спереди. Передник обычно делали из холста и орнаментировали вышивкой, тканым узором, цветными отделочными вставками, шелковыми узорными лентами. Край передника оформляли зубцами, белым или цветным кружевом, бахромой из шелковых или шерстяных ниток, оборкой разной ширины.

В южнорусском костюме вместо сарафана более широко применялась понёва – поясная одежда из шерстяной ткани, иногда на холщовой подкладке. Ткань, используемая для понёвы, чаще всего темно-синяя, черная, красная, с клетчатым или полосатым узором. Будничные поневы отделывались скромно шерстяной домотканой узорной тесьмой по низу. Праздничные понёвы богато украшались вышивкой, узорной тесьмой, вставками из кумача, крашенины, мишурным кружевом, блёстками. Широкая горизонтальная полоса подола сочеталась с прошвами, вертикальными цветными вставками. Колористическое решение понёв было особенно ярким и красочным благодаря их тёмному фону.

По конструкции понёва представляет собой три- пять полотнищ ткани, сшитых по кромке. Верхний край широко подогнут для вздержки шнурка (гашника), укрепляемого на талии. Понёва могла быть глухой и распашной. Распашные понёвы иногда носили с подтыком подола. В этом случае понёву орнаментировали с изнанки.

В понёве женская фигура утрачивала величавую стройность, придаваемую ей сарафаном. Линия талии, выявляемая поневой, обычно маскировалась напуском рубахи или передником. Часто поверх рубахи или передника надевали нагрудник-накладная или распашная одежда из шерсти или холста. Нагрудник отделывали тканой или плетёной тесьмой по горловине, борту, низу изделия и низу рукавов.

Многослойность костюма, имевшего различную длину одновременно надеваемых рубах, понёвы, передника, нагрудника, создавало горизонтальное членение силуэта, зрительно расширявшее фигуру. В русском народном костюме сохраняются старинные головные уборы и сам обычай для замужней женщины прятать волосы, для девушки оставлять непокрытыми. Этим обычаем обусловлена форма женского головного убора в виде закрытой шапочки, девичьего – в виде обруча или повязки. Широко распространены кокошники, разнообразные повязки и венцы.

Из ювелирных украшений применялись жемчужные, бисерные, янтарные, коралловые ожерелья, подвески, бусы, серьги.

Женской обувью служили женские полусапожки, коты, отороченные вверху красным сукном или сафьяном, а также лапти с онучами и оборами.

Юбка на Руси - исключительно женская одежда, та же понёва, только составленная из сбитых между собой полотнищ. Считается, что изобрели её горожанки. Во всяком случае, в деревнях она появилась не ранее середины века. Её родословную можно вести и от сарафана. Поначалу юбки и шили как привычные в сёлах сарафаны, но только из более легкой ткани.

На Кубани, коли девушка одевала юбку - значит, пошёл ей шестнадцатый годок, можно и сватов засылать. Причем в семье не позволялось младшей сестре носить юбку, пока старшая не выйдет замуж, «чтобы не посадить её под корыто», то есть не отбивать женихов.

А вот передник носили ровно мужчины и женщины, ибо назначение его - предохранять от загрязнения при всякого рода работах: в кузнице, на мельнице, у плиты. В разных местах называли его по-своему: запон, занавеска, голянка, носов, нагрудник, нагрудень, фартук, хвартук.


2. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ДИЗАЙНЕРА-МОДЕЛЬЕРА


Народный костюм является одним из древнейших и массовых видов народного декоративно-прикладного искусства, обладает богатством форм выражения, широтой и глубиной культурных и художественных связей. Костюм представляет собой целостный художественный ансамбль гармонично согласованных предметов одежды, украшений и дополнений, обуви, головного убора, прически и грима. В искусстве традиционного костюма органично соединяются различные виды декоративного творчества и используются разнообразные материалы.

Юбка - исключительно женская одежда, та же понёва, только составленная из сбитых между собой полотнищ

Понёва – поясная одежда из шерстяной ткани, иногда на холщовой подкладке. Ткань, используемая для понёвы, чаще всего темно-синяя, черная, красная, с клетчатым или полосатым узором.

Сарафан – основной элемент русского женского традиционного костюма. В крестьянской среде известен с XIV века. В наиболее распространенном варианте кроя широкое полотнище ткани собиралось мелкими складочками – прищепом под узкий корсаж на бретелях. Различия в крое, используемых тканых и их цвете в различных областях России очень велики.

Рубаха - часть русского традиционного костюма. Женские рубахи шили из прямых полотнищ прямой или полотняной ткани домашнего изготовления. В крое многих рубах использовали полики – вставки, расширяющие верхнюю часть. Форма рукавов была различной – прямые или суживающиеся к кисти, свободные или сборчатые, с ластовицами или без них, их собирали под узкую обшивку или под широкий, украшенный кружевом манжет. В свадебной или праздничной одежде встречались рубахи – долгорукавки с рукавами до двух метров длиной, с клиньями, без сборок. При ношении такой рукав собирался горизонтальными складками либо имел специальные прорези – окошки для продевания рук. Рубахи украшали вышивкой льняными, шелковыми, шерстяными или золотными нитями. Узор располагался на вороте, оплечьях, рукавах и подоле.

Ситец – хлопчатобумажная ткань полотняного переплетения из отбеленной пряжи. Нити утка и основы одинаковой толщины. Орнамент наносится набойкой. Первоначально ситец изготавливался в Бенгалии (Индия). Ограничения в его использовании объяснялись тем, что ручная набойка трудоёмкая и дорогостоящая операция, а первые печатные машины могли давать только одно-, двуцветные ткани.

Кружево гипюр миланский – кружево, которое делали, переплетая, а не вышивая иголкой, без рельефных контуров. От венецианских кружев оно отличалось использованием только растительного орнамента.

3. СТИЛЕВЫЕ ПРИЗНАКИ НАРОДНОГО КОСТЮМА


Стиль – исторически сложившаяся, устойчивая общность признаков образной системы, средств и приемов художественного выражения.

Условия огромной территории России стали причиной возникновения большого разнообразия местных стилей русского народного костюма. При безусловной зависимости от магически-религиозного содержания стиль народного костюма как художественно-эстетическую и социально-историческую категорию все же в первую очередь характеризует система художественно-выразительных средств.

Структура художественной формы выражения в целом сложна и многозначна. В каждом костюме стиль отражает не только национально-стадиальные особенности, но и его региональные и этно-локальные типологические черты, обусловливает принципы художест­венно-конструктивной организации всех элементов художественного образа.

Привычный ход мыслей связывает художественную ценность костюма с достатком людей. Трудно представить, что дворец, обставленный мебелью из дорогих пород дерева, где каждый предмет – произведение искусства, строили бы для себя люди в рваных, грязных одеждах, с тяжёлой обуви которых на наборные паркетные полы стекала жидкая грязь. Но еще труднее понять, как в курной избе русского крестьянина, задавленного тяжким трудом и постоянной нуждой, как в этих условиях – теперь они кажутся нам почти невероятными – создавалось и жило «чудо чудное, диво дивное» - русский народный костюм.

Из тесной, низкой избы, где люди ютились вместе с телёнком, ягнятами и курами, выходила женщина в белом шушпане с яркой тканой каймой, в искусно сплетённых лаптях, голову её покрывал красный с узором платок. Она шла лёгкой красивой поступью сильного, ловкого человека и, как все женщины в мире, чувствовала себя в праздничном наряде красивой и радовалась этому. То была одна из немногих доступных русской крестьянке радостей, в которой тесно переплеталось ощущение праздника и удовлетворение творчеством. Работала крестьянка не разгибая спины, повседневная забота обо всём: о семье, хозяйстве, скотине –отнимала у неё силы, не оставляя времени для себя, и только лишь зимними ночами, качая одной ногой люльку, другой приводила она в движение колесо прялки. И свивалась тонкая нить для будущей рубашки, поневы или шушпана, а душа тянулась к красоте, к ярким краскам, воображение по кусочкам создавало будущий наряд – освящённый обычаем, но всегда новый и желанный для каждой женщины. Чем привычнее была форма, тем с большим искусством сочетала крестьянка цвета, располагала отделку, и ценность каждой купленной ленты, пуговки, бусины, блёстки определяло их место в орнаменте костюма.

Всю одежду крестьянка испокон веков делала сама, вкладывая в эту работу настоящий талант художника, освобождавший её душу от тяжкой действительности. Слишком мало было красивых вещей в быту крестьян и, прежде всего в черноземной полосе, где непосильный гнёт крепостного права отягощался мизерными наделами и частыми неурожаями. И в том немногом, что крестьяне имели и создавали сами так полно, так ярко воплощалась жажда прекрасного, что невольно возникал непонятный, почти неправдоподобный, похожий на своеобразную сказку контраст между убогим жилищем и праздничным костюмом.

Даже на севере России и в некоторых районах Поволжья, где многие крестьяне жили зажиточнее и могли при строительстве изб, украшать их затейливой резьбой, давая волю своему художественному воображению, но даже здесь ничто не могло соперничать с женским костюмом. Его несравненное великолепие наделяло каждую девушку, каждую женщину истиной красотой.

Колдовская сила русского костюма так велика, что однажды заглянув в эту сокровищницу и осознав её связи с обычаями, обрядами, с древнейшими истоками русской культуры, когда магическое значение вещей, изображений превращалось в эстетическое, уже не можешь оторваться от неё. Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм, как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей, и он становится образной летописью наших предков, которая языком цвета, формы орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства. Поэтому и не умирает народный костюм. Он превратился в звено, которое связывает художественное прошлое нашего народа с его настоящим и будущим. Особенно глубоко понимают это и чувствуют современные художники – модельеры.

Стремление преодолеть пассивность восприятия свойственно молодёжи. Правда малый жизненный опыт, отсутствие настоящей художественной культуры у части юношей и девушек приводит к тому, что в погоне за индивидуальностью облика они иногда делают внешность свою карикатурной.

Большую помощь молодёжи может оказать работа художников модельеров, творчество которых связано с живым источником народного искусства. Они не копируют отдельные детали или орнаменты, не переносят их на современный модный костюм. Изучение формы, конструкции, цвета, орнамента как элементов художественной композиции народной одежды, среды, в которой она существовала – всё организует художественное видение этих молодых художников так что в их творчестве происходит процесс прорастания дедовского наследства, органичность слияния с современным костюмом. В такой одежды наша молодёжь становится интереснее и своеобразнее.

Но существует ещё область, неразрывно связанная с народным искусством – это сценический костюм. Декоративная ценность народной одежды так велика, что и в настоящее время бытует народный костюм в фольклорных коллективах Мезени, Карпат, псковской, воронежской, рязанской, белгородской, курской и др. областей. Эти коллективы состоят преимущественно из женщин. Какой искренней радостью светятся лица уже немолодых женщин, когда надевают они яркие праздничные старинные одежды и запевают свои любимые старинные и современные песни.

Хотя одежда жителей каждой местности Руси имела свои отличительные особенности, весь русский женский костюм обладал общими чертами – мало расчленённым компактным объемом и лаконичным, мягким, плавным контуром. Даже когда женщина шла, костюм её сохранял особенность – плавную текучесть линий, так привлекающую людей в движении лебедя или гордой походи павлина. И примечательно то, что этот характер движения был настолько ограничен для образа русской женщины, что сохранился во многих плясках и хороводах.

Как в россыпи речного жемчуга каждая жемчужинка радужными переливами пожожа одна на другую, но все они неповторимы и своеобразны в едва уловимых оттенках и пленительных неправильностях формы, так и народная фантазия объединяя все виды искусства, каждому из них придаёт драгоценное своеобразие. В наше время эту связь различных видов и областей искусства принято называть стилем. Но не таится ли в народном искусстве то глубокое единство человека и природы, которое помогает людям творить поистине вечное, всегда нужное всем искусство?

Цветовой строй русской народной одежды настолько интересен и значителен, что именно он создаёт разнообразие в установившихся традиционных формах и рассказывает нам о назначении тех или иных костюмов, о сокровенном их смысле. Тот же самый красный цвет, олицетворявший праздник и радость в тёмных и тусклых оттенках получал значение символа скорби.

Богатство красок русского народного женского костюма распределялось по сложившимся в отдалённые времена художественным законам. И в этом расположении цветов снова и снова проступает образ из древней славянской мифологии – символический образ птицы.

Шитье золотом, разноцветными нитями, жемчугом или цветными камнями кички, кокошники, сороки венчали головы русских женщин. В самих названиях этих уборов сохранились корни древних бытовавших у наших предков наименований птиц. Больше того, во многих местностях женщины украшали свои уборы «пушками» из гусиного или Лебединого пуха, Селезневыми кудрями, - самой красочной частью оперения селезня. Полным символики было декоративное решение рукавов в русской женской рубахе. Сочным красным цветом и строгим орнаментом, мерцанием золота, кружевной чёрной вязью, шитьём на прозрачной кисее украшали русские женщины рукава своих рубашек.

Нашивали ли они куски цветной ткани или ткали их на станине – всегда цветом, орнаментом выделялась больше всего верхняя часть рукавов – та, откуда начинается движение рук. Рук или крыльев? Да этим художественным приемом народное искусство, всегда чуждое копированию природы, уподобляет руки крыльям птицы.

В древние времена, когда нашим далёким предкам приходилось отвоёвывать у природы право на жизнь и весь окружающий мир был полон коварных неожиданностей, которые было трудно предвидеть, чтобы оградить себя от них, славяне создали систему «оберегов» - предметов – символов, имевших, по вере людей, силу охранять их от возможного зла.

Руки человека и особенно руки выполняли всякую работу. Они помогали людям появляться на свет, они кормили, качали в люльке, пеленали и мыли детей, стирали, варили пищу, жали хлеб… Много-много делали женские руки, и на их долю выпадало провожать в последний путь человека, - закрывать ему глаза, обмывать его бездыханное тело, одевать в последнюю одежду.

Эти рабочие руки, превращавшиеся в сказках в крылья, были покрыты рукавами рубахи. – к ним прикасался подол рубашки. Поэтому и покрывали женщины вышивкой – оберегом ворот, рукава, подол рубашки.

Первоначально, в глубокие-глубокие времена, рисунки вышивки или ткани имели прямой магический смысл. Но шло время, отрывала людей от старых верований новая жизнь. Исчезала из рисунков колдовская сила и оставалась только красота. Бережно хранили её рязанские женщины, передавали из поколения в поколения, и воспоминания о древней магии проскальзывало иногда только в удивительных названиях рисунков – «секирки», «мышиные дорожки», «ёлки», «лопухи» и др.

Костюм, бытовавший еще в 19 в. в районе Богословщины, сохранил, кроме головного убора, еще ряд древних элементов. Это, прежде всего, «юпочка» - распашной навершник – туникообразная одеда без рукавов. Самая простая по покрою, она была богато декорирована. Вертикальные полосы ярких, сочных цветов – на красный кумач нашивала узкие синие, желтые, зелёные ленты – сопоставлялись с горизонтальным орнаментом низа, в которой рязанские женщины вводили несложную вышивку и чередование нитей тканья в различных сочетаниях, что создавало сложный и интересный ритм расположения тонов. Чувство композиции подсказывало крестьянкам необходимость плавного цветового перехода от низа «юпочки» к верхней белой части, и поэтому, в холст пропускали красные нити постепенно уменьшая их толщину. Это создавало великолепную тонально-цветовую гармонию на ярком материале – так просто, четко и неповторимо распоряжались женщины цветом. Их тонкий вкус сказывался в том, что при такой юпочке не носили понев с широкой «кляжей» (отделка низа»). Лишь небольшая красная полоса с зеленой и узкой синей лентой заканчивала подол понёвы.

Рогатая кичка была сложным головным убором и состояла из нескольких частей. Основой убора была стёганая из холста на подкладке кичка. К ней сзади прикрепляли «снур» - толстый плетёный шнур с широкой массивной кистью, украшенной крупным бисерой. Как символ языческого божества – животного, он спускался вдоль спины.

Древний обычай требовал украсить или «оградить» уши от наговора и сглаза и поперёк кички накладывали шнур с великолепными кистями, нанизанными из щелка и бисера. Этот шнур назывался «подзаушники», часто рядом с ним, присоединяя к серьгам, помещали «пушки» - шарики из белого гусиного пуха. Затылок закрывали «подзатыльником» - полукругом кумачной, с холстиной подкладкой ткани, выложенный лентами, позументом, чёрным шнуром и блёстками, от этого полукруга спускалась низанная из крупного разноцветного бисера (белый, голубой, чёрный, жёлтый, вишнёвый) прямоугольная сетка, закрывающая шею и часть спины.

Подзатыльник должен был закрыть все до единого из оставшихся волосков, потому что, по древним поверьям, волос обладал магической силой. Этой силой наделяла женщин земля, как и женщина имеющая нивы-волосы. По выходе замуж женщина становилась членом чужого рода, и чтобы не принести несчастье мужу и его родне, она должна была тщательно прятать свои волосы.

Теперь наступала очередь прикрыть всё это сложное сооружение – надеть сверху «сороку» из красного кумача с вышитым золотом «очельем». К сороке добавлялась ещё увивка, назначение которой было закрепить заднюю часть сороки. Увивка – подковообразная дуга из холстинного жгута, обшитая сверху серебряным галуном, к нижнему краю пришивалась шелковая коричневая бахрома, оканчивающаяся блёстками и лентами. Когда увивку прикрепляли к сороке, ленты свешивались вдоль лица, развевались, то открывая, то закрывая подзаушники, создавая постоянно меняющуюся живописную цветовую среду около женского лица. Однако при всей своей сложности головной убор – рогатая кичка не был перегруженным. Чувство меры, присущее творцам народного костюма, и здесь останавливало буйство фантазии женщин.

Последние две детали – «крылышки», пришитые к вороту, унизанной бисером, стеклянными пуговицами, блёстками и шелковым шнуром. Он застёгивался сзади, где соединялись крылышки и жерелок, покрывавшие спину и грудь. Жерелок низали из крупного цветного бисера, он ложился широким полукруглым воротником, напоминавшим круглое княжеское «ожерелье» Древней Руси.

Рубашка была первой и самой древней одеждой всех вообще обитателей Восточной Европы. К древним одеждам во всем мире относятся и набедренные повязки всех видов. Самый простой и лёгкий в изготовлении ее вариант – это кусок ткани, обёрнутый вокруг бёдер. Если им прикрываешь тело сверх рубашки, то можно даже и не снимать его. Такой и была когда-то понева – вторая или такая же главная женская одежда рязанской земли, неизменными от 18 века. Костюмы же молодых женщин являются очень интересным сочетанием остатков старины с модой 90-х годов 19 века. Мезень в 18 веке по приказу Екатерины 2 была объявлена городом, но вплоть до недавнего времени имела сообщения главным образом водными путями, поэтому там дольше сохранялся старинный костюм как обрядовый, то есть девичий костюм невесты. Воспитанные в уважении к традициям, молодые женщины старались в своём костюме сохранить что-то от старины, а что-то прибавить от моды. Так были оставлены нетронутыми шитые золотом красные бархатные кички, надевающиеся сверх женского повойника. Очелье кички закрывали шелковым красным платком (сложенные сначала косынкой, а затем в виде ленты) который завязывали спереди, а из кончиков делали ушки.

Одарённый в любой области человек в своём творчестве предвосхищает будущее. Интуиция подсказывает ему Основное направление развития его специальности. Так всегда было и с В. Зайцевым. Увлечение народным костюмом со временем переросло в постоянную глубокую любовь. На протяжении десяти лет, когда творчество В. Зайцева получило уже всеобщее признание и за рубежом, художник часто обращается к любимым мотивам народного искусства. Создание модели, её эскиза для Славы всегда радостный процесс. В его работе нет вымученности, потуг, вызывающий глубокую душевную усталость и тревожную неудовлетворённость. Творческий процесс у Славы, как весенняя песня птицы, льётся широко, звонко и непринуждённо, по велению природы. Для художника, чьи произведения трёхмерны, очень важным качеством является понимание материала. Это относится не только к архитектору, скульптору, художнику – прикладнику, но и к художнику модельеру. Чувство материала всегда ведёт модельера по правильному пути, часто подсказывает ему форму и даже силуэт. Природа наградила В. Зайцева не только пониманием, но острым ощущением материала.

Трудно перечислить или описать все модели В. Зайцева, созданные им под влиянием русского искусства или русского народного костюма. Но, обращаясь к этим источникам, художник никогда не увлекается этнографическими элементами, не увлекается потому, что смелость его художественного видения глубоко современна, и это помогает ему создавать интересные и своеобразные модели.

К несомненным удачам принадлежит и интересный ансамбль-костюм и пальто, навеянные древнерусским искусством. Когда-то каждая эпоха имела свои излюбленные цвета, свои любимые цветовые сочетания. Со времени возникновения всеобщего царства моды, то есть с 19 века, уже не эпохи, а периоды, и наконец, сезоны стали иметь модные цвета. Красный и красно-малиновый в сочетании с зелёным на протяжении всей истории Древней Руси были цветами торжественных парадных одеяний. Верный своему методу Слава берет эти три цвета и строит на них современный ансамбль из матового мягкого, но хорошо держащего форму сукна.


3.1. Ткани


Основными тканями, применявшимися для народной крестьянской одежды, были домотканые холст и шерсть простого полотняного переплетения, а с середины XIX в. – фабричные шелк, атлас, парча с орнаментом из пышных цветочных гирлянд и букетов, кумач, ситец, сатин, цветной кашемир.

Основными способами орнаментации домашних тканей были узорное ткачество, вышивка, набойка. Полосатые и клетчатые узоры разнообразны по форме и колориту. Техника народного узорного ткачества, а также вышивка по счету нитей обусловили прямолинейные, геометрические контуры, отсутствие округлых очертаний в узоре.

Наиболее распространенные элементы орнамента ромбы, косые кресты, восьмиугольные звезды, розетки, елочки, кустики, стилизованные фигуры женщины, птицы, коня, оленя. Узоры, тканые и вышитые, выполнялись льняными, конопляными, шелковыми и шерстяными нитками, окрашенными растительными красителями, дающими приглушенные оттенки. Гамма цветов многокрасочна: белый, красный, синий, черный, коричневый, желтый, зеленый. Многокрасочность решалась, чаще всего, на основе белого, красного и синего цветов.


С середины XIX в. домотканые ткани вытесняются фабричными с набивными цветочным, клетчатым, полосатым узорами.

Народные костюмы с малиновыми розами и ярко- зелёнными листьями на черном или красном фоне мы находим в картинах Малявина, Архипова, Кустодиева, отражающих яркое национальное своеобразие русской народной жизни этого времени.


3.2. Орнамент


Орнамент русского народного костюма (тканый или вышитый) мог быть растительным, зооморфным, орнитоморфным, антропоморфным и геометрическим. Весьма характерна для русского народного орнамента полиморфность, т.е. гибридность образов - сочетание в них антропоморфных, зооморфных и орнитоморфных черт, причем, чем дальше в глубь времен, тем ярче она проявляется.

В древних орнаментах круг, ромб, крест, свастика олицетворяли солнце, "горизонтальная линия обозначала землю, волнообразная ритмическая линия - воду, ломаная - грозные силы природы.

В русском народном костюме с особой силой проявилась "любовь славянских народов к композиционным рядам, ярко выраженным в ткачестве, вышивке, несущим долевой масштаб"'.

Прямолинейность и геометричность орнамента объясняются тем, что техника тканья и вышивки по счету нитей затрудняла выполнение закругленных линий. Потому, например, мотив круга - символ солнца - заменяется квадратом или ромбом, поставленным на угол, что подтверждается названием этих узоров - "круги", "круговые"

На русском севере глубоко традиционными мотивами орнамента были изображения женской фигуры - символа плодородия, Матери сырой земли; солярных знаков - кругов, крестов, свастики, усложненных ромбов, коня, оленя, птицы; дерева - символа вечно живой природы; двух птиц - голова к голове - символа счастливого брака.

Для южнорусского костюма характерны разработки растительных и геометрических узоров. Часто встречались мотивы косых крестов, крючковидных фигур ("гусары"), розеток, восьмиугольных звезд; ромбы с загнутыми отростками, или "рогами", на углах ("рогулечки"), с прямыми отростками ("репьи"), с маленькими ромбиками на углах ("городки"), гребенчатые ромбы и др.

Наряду с ткачеством большую роль в украшении одежды и всех тканых домашних вещей (полотенец, занавесок, белья и пр.) играла вышивка. К старинным приемам русской вышивки относятся: счетная гладь, набор (имитация ткачества), цветная перевить (перевивание сетки цветными нитями, двусторонний крест, белая строчка по "выдернутой" сетке, тамбурная вышивка цветными нитями и др.).

К началу XX в. во все уголки России проникла городская черно-красная вышивка крестом по канве.

В отделке крестьянской праздничной одежды получили развитие техника и орнаментальные мотивы древнерусской золотой вышивки, первоначально украшавшей предметы культового и великосветского обихода. Особенно пышно расшивались золотыми нитями головные уборы, платки и душегреи русских крестьянок. Золотошвейки пользовались пряденными или волоченными нитями, битью - тонкой узкой полосой металла, канителью - скрученной спиралью тонкой проволочкой, плетенными шнурами. Металлическая нить накладывалась на ткань и в разнообразных комбинациях-ритмах прикреплялась мелкими стежками шелковой или льняной нитью. Растительные, зооморфные и другие узоры воплощались с помощью большого количества разнообразных швов-прикрепов: "клопчик", "денежка", "ягодка простая", "ягодка с черенком", "перышки", "рядки" и др. Известно, что золотошвейками Торжка применялось более сотни различных швов. Золотом шили по бархату, шелку, кисее, коже, дополняя шитье жемчугом, блестками, бисером, гранеными стеклышками в металлических гнездах и проч.

Разнообразие орнаментики народной одежды достигалось использованием разномасштабности мотивов, их простой и сложной повторностью, техникой швов, варьированием цветов и т.д. Орнамент при этом выполнял ряд художественных конструктивных функций: соединение разных материалов, цветов, конструирование формы и определение ее тяжести, разбивка плоскостей.

Следует отметить, что народный орнамент постоянно обогащался и в художественном, и образном выражении, отражая изменения в жизни крестьянства. Древние орнаментальные мотивы и темы со временем приобретали все более декоративный и сказочно-поэтический смысл, и в традиционную иконографию вводились реалистические, часто бытовые мотивы и образы. Возникали новые материалы, стилистические и технические приемы. Так, распространившийся во второй половине XIX в. тамбурный шов постепенно вытесняет традиционные швы и орнаментальные композиции с их глубоким духовным содержанием и все больше выделяет декоративную сторону орнаментики. Вместе с тем эти изменения не нарушали концепцию традиционно целостного и жизнерадостного восприятия мира, выраженную в костюме.


ЛИТЕРАТУРА


Андреева А. Ю. Русский народный костюм: путешествие с севера на юг. - СПб.: Паритет, 2005.

Вейс Г. История культуры народов мира. Костюм. Украшения. - М:Эксмо, 2004.

Готтенрот Ф. Иллюстрированная история материальной культуры. – М.:АСТ, 2001.

Мерцалова М.Н. Поэзия народного костюма. - М.: изд. "Молодая Гвардия", 1988.

Просмотров: 5579

Дата: Воскресенье, 18 Декабря 2011