История русского сарафана

Барладян Юлия, Петровская Ольга, Аверина Евгения, руководитель – Иванова Е.А.

«Бывает красота движения и красота покоя.

Русский народный костюм – это красота покоя.

В его статике отражена яркая приподнятость,

чувство бодрости и здоровья».

(Билибин И.Я., художник)



Ежегодно наша студия декоративно-прикладного творчества изучает народное искусство той или иной области России. Темы текущего учебного года две: «Север России и Московский регион». Летом мы побывали в Кирове и его окрестностях, посещая музеи, встречаясь с народными мастерами, художниками народных промыслов (дымковской игрушки, кукарского кружева). Посетили мы один из первых в России музеев народного быта, открытый в слободе Кукарка (ныне г. Советск) в 1910 году, в дореволюционной России. Музей был основан людьми бескорыстными, полными желаниями принести пользу народу, способствовать его образованию. Чистота их побуждений получила и соответствующий отклик среди жителей: многие крестьяне отдавали так же бескорыстно свои вещи. С течением времени богатейшее национальное наследие, хранящееся в музеях, приобретает ещё большую уникальность и ценность, интерес к ним всё более увеличивается.

Русский народный костюм, являясь объектом материальной культуры, является и богатейшим творческим источником.

Тема нашей научно-практической работы «История русского сарафана» - это часть той работы, которую мы проводим по изучению культуры и быта народов, населяющих нашу Родину.

Цели:
Изучить историю русского сарафана.
Выявить элементы, наиболее характерные для исследуемого региона (Север России, Московская область).
Понять художественные достоинства народного костюма на подлинном материале.
Выявить композиционно-конструктивные особенности для использования первоисточника в творческой деятельности при создании современного сценического костюма.

Задачи:
Собрать теоретический материал (литературные источники, поисковый материал в результате посещения музеев, работа в библиотеке научно- исследовательского института художественной промышленности).
Создать серию эскизов современных сарафана и душегреи.
Изучить технологию кроя круглого сарафана и распашной душегреи.
Создать серию эскизов вышивки для декора сарафана и душегреи, опираясь на народные источники.
Выполнить практическую работу: изготовить стилизованный русский сарафан для участия в нём в творческих мастерских, проводимых нашей студией.
Народный костюм – бесценное достояние культуры.

Каждому народу достаётся наследство от предыдущих поколений, сделанное их руками, созданное их гением и талантами. Громадно, обширно наследство русского народа. Веками копилось оно, и вкладывали русские люди в него не только свой труд, но и свою душу, свои мечты, надежды, радости и горести. Уходило и терялось многое – время не щадило человека и его творения, но то, что сохранилось, что дошло до нас, открывает нам неповторимый, дивный лик народа – творца, очищенный от всего случайного, наносного, способного исказить истинный смысл созданного им.

Тонко, сложно многообразно переплетаются между собой и древнейшие верования, и зримые приметы, отличавшие одно славянское племя от другого, и знакомство с иными народами и обычаями, и сама жизнь русского народа в её трагических коллизиях.

Искусство – радость является основой народного творчества и народного костюма в частности. Неуёмная тяга к красоте, живущая в душе человека, воплощает его мечту о прекрасном не только в большом искусстве, но и в предметах быта, и особенно в создании внешнего облика людей. Нам трудно понять, как в курной избе русского крестьянина, задавленного тяжким трудом и постоянной нуждой, как в этих условиях создавалось и жило «чудо чудное, диво дивное» - русский народный костюм. Из тесной курной избы, где люди ютились вместе с телёнком, ягнятами и курами, выходила женщина в белом шушпане с яркой тканой каймой, в искусно сплетённых лаптях, голову её покрывал красный с узором платок. Она шла легкой красивой поступью сильного ловкого человека и, как все женщины в мире, чувствовала себя в праздничном наряде красивой и радовалась этому. То была одна из немногих доступных русской крестьянке радостей, в которой тесно переплелось ощущение праздника и удовлетворение творчеством. Работала крестьянка не разгибая спины, повседневная забота обо всём – о семье, хозяйстве, cкотине - отнимала у неё все силы, не оставляла времени для себя, и только лишь зимними вечерами, качая одной ногой люльку ребёнка, другой приводила она в движение колесо прялки. И свивалась тонкая нить для будущей рубашки, понёвы или шушпана, а душа тянулась к красоте, к ярким краскам, воображение по кусочкам создавало будущий наряд – освящённый обычаем, но всегда новый и желанный для каждой женщины. Чем привычнее была форма, тем с большим искусством сочетала крестьянка цвета, располагала отделку, и ценность каждой купленной ленты, пуговки, бусины, блёстки определяла их место в орнаменте костюма.

Всю одежду крестьянка испокон веков делала сама, вкладывала в эту работу настоящий талант художника, освобождающий её душу от тяжкой действительности. Слишком мало было красивых вещей в быту крестьян. И в том немногом, что крестьяне имели и создавали сами, так полно, так ярко воплощалась жажда прекрасного, что невольно возникал непонятный, почти неправдоподобный, похожий на своеобразную сказку контраст между убогим жилищем и праздничным костюмом. Его несравненное великолепие наделяло каждую девушку, каждую женщину истинной красотой.

Колдовская сила русского народного костюма так велика, что, однажды заглянув в эту сокровищницу и осознав её связи с обычаями, обрядами, с древнейшими истоками русской культуры, когда магическое значение вещей, изображений превращалось в эстетическое, уже не можешь оторваться от неё. Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нём ценностей, и он становится образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства. Поэтому и не умирает народный костюм. Он превратился в звено, которое связывает художественное прошлое нашего народа с его настоящим и будущим.

Из истории русского костюма.

Русский национальный костюм – своеобразная летопись исторического развития и художественного творчества народа. У русской национальной одежды – многовековая история. Будучи одним из устойчивых элементов материальной культуры, она издавна отражала не только этническую принадлежность и географическую среду: в ней сказывался уровень экономического развития, социальное и имущественное положение, религиозная принадлежность.

Черты национального своеобразия, вековые традиции и мастерство ярко проявляются в народном костюме – наиболее массовом виде народного творчества. Народный костюм являет собой синтез различных видов декоративного творчества: искусство вышивки, народного ткачества, кружевоплетения, вязания и другие виды прикладного искусства.

На протяжении длительного периода, со времен Древней Руси до начала XVIII века, он не претерпевал резких перемен в своих основных формах, эволюционировал в рамках устойчивых традиций. XVIII век стал поворотной вехой в его развитии. Это время социально-экономических и культурных преобразований в России было ознаменовано законодательной деятельностью Петра I, регламентирующей различные сферы жизни, общества и направленной на коренную ломку привычных устоев. Реформы широко затронули русский быт, в том числе одежду. В 1700 году были изданы указы об обязательном ношении костюма западноевропейского образца. Исключение составляли лишь духовные лица и крестьянство. Европейский костюм становился нормой для русского общества, но эта норма должна была пробивать себе дорогу сквозь вековые традиции.

Таким образом, костюм в России с XVIII века получает два направления: в дворянском костюме господствуют западноевропейские формы; самобытные русские формы в - народном костюме. Наряду с крестьянством городское купечество и мещане XVIII века, а отчасти и на протяжении XIX века остаются приверженцами русского платья, неохотно принимая европейские новшества. Традиционная крестьянская одежда, не затронутая официальным законодательством, сохраняет обработанные веками устойчивые формы, определяющие ее своеобразие, до начала XX века. И с этой точки зрения крестьянский костюм интересен, как русский национальный. Он сконцентрировал наиболее типичные черты древнерусского костюма: крой, приемы декора, способ ношения и многое другое.

Женская одежда более выразительна, в художественно-образном решении. По сравнению с мужской, она ярче выявляет черты местного своеобразия народной культуры.

Для традиционного русского костюма характерен прямой крой со свободно падающими линиями. Его отличает конструктивность и рациональность: модулем здесь является ширина полотнища домотканой или покупной фабричной ткани. Основные детали одежды кроили, перегибая полотнище вдвое по утку или основе. Для клиньев по необходимости полотнище складывали по диагонали. Сшиваемые по прямым линиям детали одежды дополнялись для свободы движения прямоугольными или косыми вставками ( прямые,косые полики, ластовицы). Хотя одежда жителей каждой местности Руси имела свои отличительные особенности, весь русский женский костюм обладал общими чертами –малорасчленённым компактным объёмом и лаконичным, мягким, плавным контуром (рис.1, 2). Когда женщина шла, костюм её сохранял свою особенность – плавную текучесть линий.

К характерным чертам также можно отнести значительную длину одежды, особенно большую длину рукавов женских рубах в некоторых районах, расположение декора, многослойность ансамбля, состоящего из нескольких одеваемых одна поверх другой одежд, насыщенный колорит с контрастным сочетанием окраски отдельных частей костюма.

Русская народная одежда различалась по назначению (будничная, праздничная, обрядовая), по ней можно было судить о возрасте, семейном положении. Как правило, при

этом менялся не покрой и вид одежды, а ее цветность, количество декора (вышитых и вытканных узоров).
Материалы для русского народного костюма.

Скромный голубой цветок на серебристо-зелёном стебельке покрывал значительные пространства полей к северу от Москвы. И чем севернее, тем чаще встречались эти

«небесные» острова. Словно земля упросила голубое северное небо хоть немного обласкать людей, наградить их за крестьянский труд этим растением. Однако выращивать лён и обрабатывать его было очень тяжело, и это выпадало на долю женщин. Поэтому не случайно лён назван «спутником женской судьбы». Посадить, прополоть, потом протеребить, промолотить, разостлать, промять, протрепать, прочесать, а только затем – прясть и ткать; таковы составляющие льнообработки. Вытканные холсты выбеливались на солнце. Из разноцветных, пестрых ниток ткали клетчатые и полосатые холсты – «пестряди». И только после всех этих трудов шилась одежда. Понятно, что полученную ткань использовали экономно, предпочитая выверенные веками гармоничные фасоны, допуская фантазии лишь в деталях, мелочах. В домашних условиях могли делать и сукно из шерстяных нитей.

В праздничном костюме использовались не только домашние ткани: с XVIII века в России развивается текстильная промышленность. Фабричные ситцы проникают в быт деревни.

А с развитием капитализма в России во второй половине XIX века на деревенских ярмарках крестьянин мог купить ситец и парчу, ленты, золотые и серебряные галуны (тканую тесьму из золотой и серебряной металлической нити вместе с хлопчатобумажной или льняной нитью), разноцветную гарусную шерстяную пряжу, шёлковые, шерстяные, и бумажные платки и шали. Но вплоть до начала XX века эти ткани считались дорогими, праздничными.

Большая часть жителей деревни материалы для одежды окрашивала сама в домашних условиях или отдавала ремесленникам, работавшим в мастерских или бродившим по деревням. Народные мастера при окрашивании тканей использовали красители довольно широкой гаммы цветов и оттенков, применяя для этого настои трав, цветов, кореньев, древесной коры с прибавлением кислого хлебного кваса и некоторых химикатов (медного купороса, квасцов и т.д.




Цвет в крестьянской одежде.

«Мать – сыра земля» растила людям особые краски и вместе со всей природой учила их искусству сочетать цвета в неповторимой и яркой гармонии, подобной русской песне. Как в серый тусклый дождливый день нас часто охватывает беспричинная тревога, а время зимнего солнечного заката у многих вызывает тоску, так и во внешнем облике человека цвет его одежды, даже распределение основных цветовых пятен в костюме, эмоционально воздействует на людей.

Тайна этого воздействия была давно раскрыта нашими предками. И именно женский костюм отличался многоцветностью, неповторимым своеобразием орнамента, всегда передающего в различных нюансах черты творческой индивидуальности мастерицы.

Богатство красок русского женского народного костюма распределялось по сложившимся в отдалённые времена художественным законам. Излюбленным цветом крестьянской одежды был белый естественный цвет. Из белого холста преимущественно изготовляли рубахи, мужские штаны, женские передники. Из белых шерстяных тканей - верхнюю одежду.(рис.3, 4). Распространёнными цветами были: чёрный, буро - коричневый, жёлто - оранжевый, синий. Но самым любимым праздничным цветом одежды у русских был красный. Слово «красный» в древнерусском языке понималось как «прекрасный».(рис.5). Когда с третьим пением петуха крестьянки спешили на луг, чтобы посмотреть, обильна ли роса на расстеленных холстах, не диск ли восходящего солнца наполнил их душу ощущением радости, полноты жизни – красным цветом.

Красный цвет в русском народном костюме существовал в таком большом разнообразии оттенков, что из них можно составить целую палитру, своеобразную цветовую симфонию. По законам цветового контраста сочность красного увеличивается на фоне зелени, придавая радостное, праздничное звучание костюму и облику крестьянки.

Многогранна была и символика красного цвета. Он был символом огня – а огонь в деревне не только тепло, но и страшные пожары, - символом радости и скорби. В лирических протяжных песнях «алый цветик» часто служил фоном грусти неразделённой любви…

В женских костюмах для сенокоса он был посланцем «красного солнца», символом его союза с землёй.(рис 6). В народе верили: красный цвет обладает чудесными свойствами; его связывали с плодородием. Солнце каждое утро выезжает на лошадях на небосвод. С мифологическими персонажами древних славян знакомят нас узоры вышивки, часто исполненные красной нитью на белом фоне.







Символика в русской одежде. Одежда изолирует человека от внешней среды. А всякий вид защиты, по верованиям наших далёких предков, можно было сохранить, упрочить с помощью магических действий, часто зашифрованных в рисунках орнамента, в формах произведений искусства. Из поколения в поколение передавались рисунки вышивки или ткачества, украшавшие народную одежду. Они отнюдь не были случайными. Случайность в орнаменте появилась лишь в конце ХIХ – начале ХХ века в местах, где было достаточно сильное влияние города. В глубокие же времена, в эпохи, которые далеко не полностью изучены нами, люди передавали видимый мир, свои представления о нём, свои взаимосвязи с ним, свои представления о нём, свои взаимосвязи с ним условным изобразительным языком. Это была первая система кода, изобретённая людьми, имевшая для них магический смысл. Возможно, по верованию наших предков, условность изображения защищала изображаемое от зла. Постепенно эта система превратилась в художественный орнамент, кроме магического, получила эстетическое содержание, которое сохраняет до сих пор и заставляет восхищаться этой красотой. Так из глубины веков предки наши посылают нам сигналы – символы о своей жизни, о своём миропонимании, об отношении к силам природы. Расшифровкой этих сигналов стали заниматься сравнительно недавно, и много ещё интересного и неожиданного предстоит открыть людям будущих поколений.

Орнамент сложный по рисунку, богатый сочными красками украшал народную одежду. С первого взгляда трудно понять его далёкий сокровенный смысл. Спокойная красота геометрических фигур не ассоциируется с системой мироздания, существовавшей в представлении наших предков, а между тем здесь мы находим и знак солнца с его сложными загнутыми концами, и знак поля в виде ромбов с точкой посередине, и знак человека.(рис.7).

Существовали и другие узоры, в которых чередовались более простые изображения людей, животных, птиц, но все они ведут своё начало от древней славянской мифологии.

История сарафана. Пройдя длительный эволюционный путь, на русской земле сформировались два основных комплекса традиционного женского костюма: понёвный, характерный для всех южных и части западных губерний и получивший общее название южнорусского, и сарафанный, происхождение которого связано с северорусскими и центральными землями. (рис8,9). «За семью печатями» скрыто от нас время, когда появился сарафан, ставший символом русской женской одежды. Название это не русское, а персидское и обозначает «одетый с головы до ног» и впервые в русских источниках упоминается в ХIV веке. Персидское слово «сарапай» могло означать и «почётная одежда». Но какого вида одежда скрывалась за этими семью буквами, что было в ней такого, что определило её исключительную роль в русском национальном костюме – нам неизвестно. Тайна – основа познания. Она будоражит сознание людей, привлекает возможной многозначностью открытий. И постепенно по крохам собирают любознательные самые разнообразные сведения, из которых потом складывается стройная система знаний. До сих пор остаются неразгаданными закономерности передвижения народов, которые, подобно птицам, покидали одни места и искали другие. Но всегда неразлучны с ними были их обычаи, обряды и костюм. Но были значительные переселения, исторические корни которых хорошо известны. Сильные, могучие княжества Древней Руси стремились овладеть новыми, необжитыми землями, чаще всего малонаселёнными. Древний Новгород потянулся к Белому морю, и в непроходимых чащах Заонежья и в других местах северного сурового края стали селиться выходцы из Новгородской земли.

Вода – это кровь земли. Её благодатная сила нужна людям не только для жизни, но и для процветания народов и государств. Так куда же могло устремиться Владимиро- Суздальское княжество, как не к многоводной Волге? И Московская Русь обживала берега Волги в XV – XVII веках. Во всех этих местах прочно, в течение веков, бытовал сарафан.

Воспоминания, легенды, действительность и мечта неразрывно связаны с сарафаном. Ему придают особенно большое значение старообрядцы, для которых он становится культовой женской одеждой. Термин «сарафан» первоначально с IX по XVI век обозначал мужскую длинную распашную одежду. С XVI века этим термином стали определять женскую накладную одежду (надеваемую через голову) или распашную (со сквозной застежкой спереди) одежду. Трудно обживать новые места, особенно в северном крае, но природа Севера бросала людям и блёстки удачи – поморские баркасы, полные дорогих пород рыбы, доходили даже до южной части Балтийского моря. Каждый рыбак старался привезти жене и дочкам в подарок дорогие штофные и парчовые ткани на сарафаны. За этими тканями укоренилось название «персидские». Но как бы далеко не плавали с товарами крепкие судёнышки поморов, до знойной Персии всё же им было далеко. В выборе цветов этих материй сказывалось тонкое художественное чутьё северян, воспитанное природой Севера с её скромными весенними и летними цветами, отблесками северного сияния на тёмном зимнем небе и голубеющими далями озерных вод.(рис.10).

Русские сарафаны были нескольких видов. К наиболее старинным относится косоклинный (рис.11). В древности сарафаны шили, в основном, распашными. Другое их название – расстегай. Обычно эти сарафаны имели достаточно широкие наплечные лямки, а перёд сверху донизу застёгивался металлическими ажурными пуговицами, края обшивались позументом(рис.12) или «гвоздичной» тесьмой(рис.13) и т.д .Шились они из тёмно–синего, крашенного краской «индиго» холста, или из дорогих покупных тканей: парчи, шелка, бархата. В северных губерниях самыми завидными невестами считались девушки, носившие «золотые» сарафаны – вышитые золотыми цветами по белой ткани. Вместе с тем, в некоторых деревнях северных губерний девушкам до двадцатилетнего возраста не полагалось носить сарафаны из атласа или гаруса. Наиболее распространёнными в конце XIX – начале XX века были прямые сарафаны. Они кроились из полос холста, сшиваемых цилиндром и присборенные в верхней части, на узких лямках (рис.14). Лямки пришивались спереди – прямо, сзади – углом. Позже появляется сарафан с лифом.(рис15). В одних случаях верхняя часть его шьётся с широкими лямками и напоминает полуплатье, а в других – лямки узкие, но везде к лифу с изнанки пришивается холщёвая подоплёка. «Тут дело не простое, а с подоплёкой», - говорят о простеньком на первый взгляд, а в действительности запутанном деле со скрытой интригой. Когда- то это слово обозначало конкретный предмет, а в наши дни мы используем его переносное значение. Повседневные сарафаны выглядели скромнее, а праздничные украшались нашивками красочных лент по самому подолу, полосами вышивки на контрастном фоне. Во множестве названий сарафанов, как правило, отражался вид ткани, из которой он был сшит: «достальник», «полугумажник» (с применением покупной ткани с добавлением хлопчатобумажных нитей), «московец» (из «московского» ситца), «синюха» (из окрашенного в синий цвет домашнего холста), «дикосовый» (из кубового сине-зелёного ситца с цветочным узором), «кумашник» (из кумача) (рис.16).

Известный с конца XIX века русский романс «Ты не шей мне, матушка, красный сарафан…» имел когда-то буквальный смысл, так как свадебные сарафаны были, как правило, красного цвета.(рис 17) .На картине художника В.Е.Феклистова «Приготовление невесты к венцу» из собрания Русского музея мы видим свадебный обряд, в котором девичью причёску меняют на женскую. Замужняя женщина не имела права находиться с непокрытой головой даже дома, должна была заплетать две косы.(рис.18). Сарафаны –«кумашники» имели красивый подвижный силуэт и предполагали особую неспешную манеру ходьбы. Именно о женщинах в таких нарядах А.С.Пушкин писал: «А сама-то величава, выступает будто пава»…

Типы конструкций сарафанов. Исследователи (Б.А.Куфтин, Н.П.Гринкова, Л.В.Тазихина, Н.И.Лебедева, Г.С.Маслова) в зависимости от конструкции выделяют четыре основных типа сарафана. Существовала также и наиболее поздняя форма его – на кокетке. Поэтому здесь представлено пять типов,которые располагаются в хронологическом порядке от наиболее древнего к наиболее позднему.

1. Сарафан без среднего шва, туникообразный.(рис.19).

Основной признак - цельные передние и задние полотнища.

2 .Косоклинный сарафан.

Основной их признак – два прямых полотнища спереди (распашные или со швом) и одно цельное сзади, соединенные при помощи косых боковых клиньев, не доходящих до проймы. Такие сарафаны шили на плотной подкладке, иногда стегали на вате. С конца XVIII века линии застежки украшали полосами мишурного кружева или позументами. С середины XIX века эта отделка заменяется покупными лентами темно-желтого цвета с вытканными мотивами розоватых гвоздик.

3. Прямой сарафан.

Более позднее «прямые» или «круглые» («московские») сарафаны относятся к третьему типу. Их шили из нескольких цельных прямых полотнищ, собранных вверху в мелкие складки или сборки. Сборки прикрывались прямой обшивкой, к которой пришивались лямки. Круглые сарафаны могли быть сшиты из полотнищ одинаковой длины, либо из двух длинных спереди и трех коротких, доходивших до талии сзади. Обычно круглые сарафаны украшали по подолу двумя – тремя полосами кружев, лент или позумента.

4. Сарафан «с лифом».

Основной признак – наличие лифа, облегающего грудь и спину или только спину.

Сарафаны «с лифом», пришедшие в деревню из города, по существу были юбками, пришитыми к лифу.

5 Сарафан с лифом на кокетке, часто называемый полуплатьем.



Особенности сарафанов по исследуемым регионам.

В северных губерниях встречались все разновидности русских сарафанов. Древнейший тип – глухой косоклинный сарафан, изготовленный большей частью из перегнутого на плечах полотнища, со вставленными по бокам слегка скошенными полотнищами или продольными клиньями. Рассмотрим косоклинный распашной сарафан или сарафан со швом спереди (клинник, китаешник, кумашник, ферязь, саян и др.). Перед его всегда состоял из двух пол, соединенных посередине застежкой или соединенных друг с другом и имевших декоративную застежку на пуговицы и петли. Такие сарафаны изготавливали на плотной подкладке из грубого холста или крашенины. У шелковых сарафанов XVIII - середины XIX в. передние полы (или весь сарафан) изготавливали на вате. О давности появления косоклинного сарафана говорит и сама ткань, употребляемая для него, - синий, иногда почерненный сандалом холст, а также шерстяная ткань естественных цветов или окрашенная в черный или красный цвет. Синий холст заменялся в праздничных сарафанах синей китайкой, реже шелком, шерстяная ткань - покупным сукном. Прототипами кумачовых косоклинных сарафанов Б.А. Куфтин считал маренники - сарафаны из шерстяной ткани, окрашенной краской из корня марены (привозная краска для шерстяных тканей). В противоположность косоклинному, прямой сарафан почти всегда шили из покупной ткани (ситец, штоф, атлас, особенно узорный); из домашних тканей широко использовались набивные.

Сарафаны «прямые» или «круглые» изготавливались на узких лямках (круглый, раздувай, продуванка, московский, подмосковник, шубка, пестрядильник, набивник, ситцевик, штофник, атласник и др.). Основным признаком их являются цельные прямые полотнища, собранные в сборки у верхнего края. У таких сарафанов или все полотнища, были одинаковой длины, образовывали как бы юбку на лямках, или удлиненное в верхней части переднее полотнище доходило почти до шеи и закрывало всю грудь. Круглые сарафаны, называвшиеся «московскими», как более легкие и удобные вытесняли повсеместно косоклинные.

Основным признаком сарафана с лифом является наличие лифа в верхней части сарафана, облегающего грудь и спину или только спину. Считается, что сарафан с лифом мог получить свое происхождение в западных областях от одежды таких форм, как белорусский андарак - юбка и кабат (лиф), соединенные вместе нередко даже тогда, когда они были выполнены из разных тканей (например, вологодские сарафаны).

В Архангельской губернии наиболее широко были распространены косоклинные сарафаны из шелка - однотонные или с орнаментом со стилизованными цветами. Чаще всего встречались сарафаны на узких лямках, реже распашные, нередко со швом спереди, декорированные кружевом из золоченых нитей, пуговицами, галуном. Праздничные сарафаны изготавливались из кумача и синей крашенины с нашитыми лентами. Особенно красочны были сарафаны, изготовленные из плотного шелка с широкими полосками кружева из золоченых нитей вдоль переднего шва. Оригинальны праздничные косоклинные сарафаны из набойки с разнообразным цветным растительным орнаментом по синему фону. Вдоль переднего среднего шва на такие сарафаны нашивались широкие полосы красного фабричного сукна с полосами галуна по краям, с петлями и пуговицами посередине. Повседневные сарафаны шились из пестряди в клетку (крупную или мелкую) различной расцветки, а также в полоску, преимущественно красных оттенков по синему фону.

Сарафаны с лифом в начале XX века в Архангельской губернии широкого распространения не получили. Изготавливались они из ситца с мелким цветочным орнаментом, а также из кумача и других фабричных хлопчатобумажных тканей.

Наибольшее распространение в Вологодской губернии имели круглые сарафаны из различных домотканых и фабричных тканей. Праздничные сарафаны шились различных цветов (голубого, лилового, малинового, желтого и др.) из шелка, а также шерсти, ситца, кумача и набойки. В ряде мест (Никольский, Великоустюжский уезды) синий холщовый сарафан имел очень широкий подол за счет большой ширины боковых клиньев. Ширина подола у таких сарафанов скрадывалась из-за того, что полотнище с изнанки на спинке прикреплялось в сборку к полоскам тесьмы, создавая этим самым на фигуре необычную форму.

До 30-х гг. XX в. на Вологодчине (в Кадниковском уезде) носили круглые сарафаны – «дольники»- с одним швом под левой лямкой. Изготавливались они из полотнищ домотканого сукна по утку в круговую так, что яркие красные, зеленые и другие полосы располагались от пояса к подолу.

В некоторых уездах Вологодчины в XX в. были распространены сарафаны с лифом; изготавливали их из кумача и ситца (Кадниковский уезд), полосатой пестряди (Великоустюжский уезд) и набойки (Никольский уезд).

Сарафаны широко были распространены также в средней и центральной полосе России. В Московской и Нижегородской губерниях носили сарафаны следующих конструкций - косоклинный глухой без шва спереди, с широкими проймами или на лямках , косоклинный распашной спереди (или иногда с зашитым разрезом, вдоль которого располагались петли с

пуговицами, имитируя застёжку, прямой сарафан в виде юбки на сборках, из прямых полотнищ с пришитыми к ней лямками; сарафан с лифом. Особенно широко здесь бытовал косоклинный распашной сарафан с разрезом спереди. К переднему и заднему полотнищам такого сарафана присоединялись по бокам косые клинья, сильно расширяя сарафан книзу.

Такие сарафаны обычно делались на подкладке (полностью или частично), носили их длинными, почти до пят, и подпоясывали шелковым или хлопчатобумажным поясом.

Элементарная конструкция характеризовала прямой сарафан на сборках. Изготовляли его из четырех-пяти прямых полотнищ ткани, присборенных вверху или заложенных в мелкие складки. Такие сарафаны создавали в основном из фабричных тканей - ситца, кумача, шелка, парчи. Сарафаны из легких тканей изготовляли без подкладки; сарафаны из более тяжелых тканей, таких, как парча, имели внизу широкий подгиб (подпушку). Такие сарафаны в Московской губернии назывались «шубки». В конце XIX в. поверх сарафана часто надевали кофты.

Сарафан с лифом как поздний вид своей формой напоминал юбку с лифом или безрукавное приталенное платье.

Названия сарафанов, бытовавших в России. Сарафан из окрашенного холста в Архангельской и Вологодской губерниях назывался «сандальником», «кубовником», «красильником», «тесемочником», «гарусником», из фабричной ткани – «кумашником», «китаешником» и др. В Новгородской, Псковской, Тверской и других северных губерниях наибо­лее часто встречаемый там синий холщовый сарафан (а также кумачовый и китайчатый) назывался часто «ферязью». В Московской губернии, а также Смоленской и Курской синие сарафаны известны были под названием «саянов». В отдельных районах Архангельской губернии такие сарафаны чёрного цвета известны под названием «кундышей». Большая часть названий чисто русская и характеризует: конструкцию сарафана (дольник, клинник, косоклинный, семиклинный, сорококлин, круглый, лямошник; костыч - от «костыли» - клинья и др.); ткань, из которой он изготовлен (сукман, кумашник, китаешник, атласник, шелковик, штофник, кашемирник, ситцевик, пестрядильник, клетовник; достольник – от «достоль» - бумага, самотканник и др.); цвет ткани (маренник, сандальник, набивник, троекрасочник и др.).

С течением времени сарафан изменялся конструктивно, менялись названия и используемые для него ткани.

Помимо сарафана, северорусский комплекс женского народного костюма составляли: рубаха, иногда – передник, головной убор, верхняя одежда, навесные украшения

(пояса; поясные, шейные, ушные, височные, ручные, наспинные украшения), обувь.

Жители Москвы в отношении костюма принадлежали к северной группе. Если кое- где и носили понёвы ( Верейский, Подольский уезды), то это легко объяснялось влиянием жителей степных районов, переселившихся в центр России во время запустения степи.

Женские рубахи. Первозданные виды одежд всегда просты по покрою, который обычно соответствует образу жизни людей, существовавших в данных природных условиях. Основной одеждой славян (кривичей, вятичей и др.) и угро – финских племенных союзов, была рубашка. Она защищала людей от палящих лучей летнего солнца во время работы в поле, на неё надевали меховую одежду в зимнюю стужу. Неразлучная с телом человека, рубашка в глазах наших предков обладала магической силой. Если кто-либо хотел принести зло своему недругу, то стоило ему овладеть на время рубашкой врага, произнести несколько заклинаний, и хозяин рубашки был уже обречен, на него «напускали порчу». Значит, нужно было охранять рубашку, сделать её неуязвимой, даже если она попадёт в руки плохих, злобных людей. Но для этого недостаточно было произнести ряд заклинаний – в борьбе добра со злом слабой, неустойчивой стороной было добро, - нужно было навсегда закрепить формулу добра, сделать его неразлучным с рубахой. И всё это должно было быть окружено тайной, выражено так, чтобы не сразу стало понятным всем. Чему же злой человек мог принести вред? Что мог он отнять своими заклинаниями? Голову держала шея, а её окружал ворот рубахи. Без головы не было жизни. Руки человека, а особенно женские руки, выполняли всякую работу. Они помогали людям появляться на свет, они кормили, качали в люльке, пеленали и мыли детей, стирали, варили пищу, жали ниву… Много, много делали женские руки, превращавшиеся в сказках в крылья. Важным было охранять и ноги человека – к ним прикасался подол рубашки. Поэтому и покрывали женщины вышивкой – оберегом ворот, рукава, подол рубашки. Первоначально, в глубокие- глубокие времена, рисунки вышивки или тканья имели прямой магический смысл. Но шло время, отрывала людей от старых верований новая жизнь. Исчезала из рисунков колдовская сила, и оставалась только недаром о том человеке, красота. Бережно хранили её женщины, передавали из поколения в поколение.

Кроме повседневных и праздничных, крестьянки имели покосные рубахи. В деревне дни сенокоса, окончание жатвы, первого выгона скота считались праздничными, и крестьянки наряжались в специальные рубахи, с богато украшенными подолами («покосные», «сенокосные», «пожнивные», «жальные»). Носили их с большим напуском над «опояской» - узким, ярким поясом, под который подтыкали холщевый платок или полотенце для вытирания пота. Иногда этот наряд дополнялся передником.

В северных губерниях покосные рубахи со второй половины XIX века начинают шить с

верхом из кумача и станом из белого холста, клетчатой пестряди или набойки. Широкая полоса тканого геометрического узора, украшавшего подолы превышала порой 30 см.

Сконструировать женскую рубаху, несмотря на всю простоту её форм, было не так- то просто. Ещё при ткачестве холста предусматривали все детали покроя рубахи и её размер, в соответствии с чем в нужное место полотна вплетали тот или иной тканый узор. При прядении нитей учитывали их толщину в зависимости от формы будуще

Просмотров: 18467

Дата: Четверг, 29 Декабря 2011