Женские костюмы Московской Руси

Московиты, женский костюм

Как уже говорилось, по эстетическим представлениям древней Руси женщина должна была иметь высокую статную фигуру, белое лицо с ярким румянцем и соболиными бровями. Все женские одежды того времени были подчинены этому идеалу и зрительно создавали величественный и статичный образ. Верхние одежды никогда не подпоясывались и застегивались сверху донизу. Почти все одежды были неприталекными, длинными, сшитыми из тяжелых тканей на подкладке. Иногда костюм боярыни весил 15 - 20 килограммов. Такая одежда делала фигуру малоподвижной, придавала гордую осанку, плавность походке.

Основой женского костюма была длинная рубаха, которую шили из полотна, украшали оторочкой или вышивкой. Иногда рубаху расшивали жемчугом. У знатных женщин была еще верхняя рубаха - горничная, сшитая из яркой шелковой ткани, часто красного цвета. Эти рубахи имели длинные узкие рукава с прорезом для рук и назывались долгорукавными. В XVII веке наряду с узкими рукавами появился пышный, собранный у запястья рукав на пришивном манжете. Рубахи подпоясывали, а над поясом делали напуск. Носили их в помещении, но не при гостях.

В отличие от костюмов домонгольского периода, которые в основном были накладными, в период Московской Руси женские одежды имели зачастую спереди сверху донизу разрез, т. е. были распашными.
Наиболее характерной одеждой был так называемый шушун длинный, почти до полу сарафан, сравнительно узкий, не имевший сборок, расклешенный в подоле за счет боковых клиньев. Шушун имел широкие плечики и неглубокий вырез на груди и спине. К нему обычно сзади пришивали фальшивые висячие рукава: руки и них никогда не продевали.

До XVI века шушуны были распашными и застегивались сверху донизу на пуговицы. Позже спереди иногда просто нашивались полосы из дорогой ткани с декоративными («фальшивыми») петлями.

С XVII века и моду пошел другой вид одежды - упрямый сарафан. Этот сарафан и был широким, так как состоял из нескольких сшитых кусков ткани, собранных в мелкую сборку под узкую подшивку. Он имел узкие короткие лямки и облегал грудь. Этот сарафан вместо центральной декоративной полосы обычно имел декоративную обшивку по низу подола. Сарафаны шили из различных тканей — холста, шелка, парчи и т. д. Девушки могли носить вместо сарафана так называемый передник—одежду, состоящую из двух несшитых полотнищ ткани, собранных на шнурок выше груди.

Верхних одежд на Руси было много. Одновременно она служила и парадной одеждой. Одной из характерных верхних одежд был летних. Летник длиной до пят - накладная одежда. Книзу он сильно расширялся за счет вшитых боковых клиньев, имел очень широкие колоколообразные рукава, срезанные углом. Так как рукава были очень длинными, обычно женщина, носившая летник, держала руки согнутыми в локте, чтобы концы рукавов не волочилась по земле. Летник шили из однотонных и узорных тканей, обычно из камки на тафтяной подкладке, и сверху еще богато украшали шитьем, а иногда даже каменьями, К летнику мог пристегиваться небольшой круглый меховой воротник.

Одной из излюбленных одежд знатных женщин были шубки. Шубка по внешнему виду очень напоминала летник (была длинной накладной одеждой), но отличалась от него формой рукавов. Рукава шубки были длинными и откидными. Обычно они играли чисто декоративную роль, так как руки продевали в прорези, сделанные в полах шубки выше талии. Если шубку надевали в рукава, то рукава собирали на руке во множество поперечных сборок. К шубке обычно пристегивали круглый моховой воротник.

Самобытной русской одеждой была также душегрея. Душегрею носили женщины всех слоев населения, даже крестьянки, но для них она являлась праздничной одеждой. Надевали ее сверх сарафанов. Душегрею шили из дорогих нарядных тканой, вышивали узорами либо обшивали по краю декоративной полосой. Душегрея обычно была короткой, лишь немного прикрывала талию. Длина ее могла колебаться, но она не была длиннее середины бедра. Душегрея - свободная одежда, державшаяся на широких коротких бретелях, сзади сходившихся к центру спины. Спереди душегрея застегивалась и была довольно узкой, слегка расширенной в боках, но на спине она расширялась за счет крупных трубчатых складок, сильно расходящихся к низу.
Короткой верхней одеждой являлся также шугай. Он имел вид кофты с отрезной по талии спинкой. Это единственная приталенная одежда русских женщин. Шугай, как и душегрея, имел прямой, сравнительно узкий перед с разрезом. Причем разрез был не прямым, а шел по диагонали. Сзади нижняя часть шугая (баска) от талии была собрана в пышные сборки. Шугай доходил до бедер и имел длинные сужающиеся рукава, собиравшиеся от кисти руки до локтя в мелкие складки. Он мог иметь также моховой воротник пли меховую опушку. Носили его и внакидку, и в рукава, причем часто надевали только в один левый рукав, далее накидывали на правое плечо и придерживали правой рукой. Разновидностью шугая являлся бугай — шугай без рукавов.

Иногда женщины носили верхние одежды, одинаковые по крою с мужскими, — однорядки, шубы,— но внакидку.

Обувью служили онучи с лаптями, сапоги и позже башмаки. Сапоги отличались богатством отделки, яркостью цвета, высоким каблуком (он мог достигать 10 см).

Башмаки шили из бархата, парчи, кожи, первоначально с мягкой подошвой, а с XVI века — с каблуками.
Женские прически на Руси были довольно простыми. Девушки расчесывали волосы на прямой пробор, прикрывали по возможности уши и низко на затылке заплетали одну косу. Замужние женщины заплетали две косы и укладывали их вокруг головы. По этическим требованиям они полностью скрывали свои волосы под головным убором. Снимать головной убор женщины не могли даже при близких родственниках.
Женские головные уборы на Руси отличались необыкновенным многообразием. Они различались как формой, так и украшениями. В каждой части страны были свои традиционные головные уборы.
Отличались между собой головные уборы замужних женщин и девушек. Женщины носили головные уборы, из которых наиболее типичными были следующие:

Повойник - головной убор, похожий на чепчик и имевший множество типов; повойник плотно закрывал полосы. Его надевали под парадный головной убор, под платок, но могли носить и самостоятельно — дома, на полевых работах и т. д.

Кика нарядный головной убор, состоявший из трех частей. Первая часть — сама кика (пли чело), сделанная из жесткого материала (бересты, кожи) и покрытая дорогой тканью. Чело возвышалось над лицом и сзади стягивалось завязками. Сверху кики (в виде дна) находилась так называемая сорока - чехол из дорогой ткани. А сзади прикреплялся небольшой позатыльпик. (Вспомним «рогатую» кику Бобылихи из «Снегурочки» Л. Н. Островского.)

По древнерусскому обычаю сверх кики, а также повойника и зимней шапки надевали платок, сложенный в виде треугольника — убрус. Он складывался под подбородком так, что два его конца, часто украшенных вышивкой, спадали на грудь. Зимним головным убором (особенно среди высших слоев населения) были шапки типа мужских, с матерчатым верхом и меховой опушкой, а также плоские моховые шапки с наушниками - каптуры. С зимними головными уборами убрус могли носить и по-другому — надевать под шапку.

Парадным головным убором замужних женщин являлся кокошник - головной убор, сделанный из твердого материала, обгянутый золотой тканью и богато расшитый., обычно жемчугом. Кокошник имел матерчатое дно. Нижний край кокошника часто обшивали поднизями - соткой из жемчуга, а по сторонам, над висками крепили рясна - низко спадающие на плечи нити жемчужных бус.

Девушки обычно носили на голове небольшие повязки, не скрывавшие волос. Косу они украшали, вплетая в нее нити жемчуга, ленты, появившиеся в XVII веке. Вместо лент косу могли украшать накосником - обтянутым дорогой тканью, кусочком бересты или кожи. Часто вокруг головы повязывали ленту или мягкую повязку из ткани, а иногда надевали жесткий венец, напоминающий кокошник, но не имевший дна. Венец мог иметь высокое чело. К венцу также пришивали поднизи, а над ушами - колты пли рясна. Зимние головные уборы девушек были похожи на женские.

Дополнением женского костюма служили ширинка (шелковый платок), рукавки (муфты на меху) и большое количество ювелирных украшений — колты, серьги, перстни, ожерелья.

Московиты, женский костюм

Русские женщины

А.П. Рябушкин, "Русские женщины XVII столетия в церкви" 

Русские женщины

А.П. Рябушкин, "Московская девушка XVII века (В праздничный день)"

Женская одежда

Женская одежда

Женская одежда (из альбома А. Мейерберга, 17 век): 
а - женщина в телогрее; б — в накалдной шубке; в - опашне; г - девушка в короткой шубе

Летник

Летник

Пожалуй, наиболее характерной женской верхней одеждой был летник - свободный, не слишком долгополый (так, что видны были стопы), с широкими рукавами, которые назывались накапками и украшались дополнительными специальными нашивками - вошвами - из другого материала: «Летник камчат червчат вошвы бархат с золотом зелен». Вошвы, по-видимому, хранились отдельно и могли нашиваться па разные летники. Летник был по большей части накладным, но делались и распашные летники, которые назывались «опашница». В самом деле, при описании летников почти никогда не упоминаются пуговицы. Летник надевали поверх сорочки и сарафана. Это была наряду с головным убором специфическая женская одежда, которую никогда не надевали мужчины. Теплый летник с такими же накапками и вошвами, но подбитый мехом назывался кортель, кортли или торлоп.

Охабень

Охабень - верхняя женская одежда. Первая половина XVII в. Москва.

Ткань - объярь струйчатая, шёлковый итальянский атлас. Галун из прядёных золото-серебряных нитей. 
Верхняя распашная длинная одежда, сшитая из прямых полотнищ ткани с боковыми клиньями. Рукава длинные, закрывающие кисть руки, вшиты по прямой. Украшена узким золото-серебряным галуном по краям рукавов и по всем разрезам одежды. 
Ранее хранился в ризнице Саввино-Сторожевского монастыря. приписывался царевне Софье Алексеевне. Однако текстильный анализ позволяет отнести данную одеждку к первой половине XVII века и прийти к выводу о том, что охабень происходит из гардероба царицы Евдокии Лукьяновны Стрешневой, жены царя Михаила Федоровича.

Древнерусская одежда

Женская одежда. XVII в. Россия.

Одежда прямого покроя с удлинёнными рукавами, вшитыми в пройму по прямой линии. Вырез ворота округлой формы. Ткань - персидская камка. Одежда не имеет нашивного декора и подкладки. Полы соединены между собой лёгким швом «вперёд иголку». В музейных описях значится как «рубашка». Однако её правильнее было бы относить к другому типу одежд - распашным, бытовавшим на Руси в XVI-XVII веках. 
Одежда поступила из Звенигородского музея. Есть документальные свидетельства, что она была подарена в 1628 году боярином Львовым царю Михаилу Фёдоровичу, первому из династии Романовых.

Древнерусская одежда

Одежда переходного типа от телогреи к сарафану. Вторая половина XVII века.

Одежда была найдена в 1935 году в каменной кладке Китайгородской стены. Ткань от долгого пребывания в земле утратила свой цвет. Прошла реставрацию в мастерских ГИМ. 
Одежда длинная, с косыми клиньями по бокам, распашная, застёжка на пуговицах из узелков шнура и на воздушных петлях из того же шнура, вырез высокий, округлой формы, на плечах - разрезы овальной формы, напоминающие о незашитых проймах телогреи, но руки в них продеть невозможно. Рукава настолько узкие, что носят чисто декоративный характер. 

Прически

«Коса — девичья краса» являлась главной причёской для незамужних девушек со времён наших предков славян. Плели её плоско, низко на затылке из 3—4 и более прядей; украшали лентами, бахромой, цветами, нитками жемчуга и бисера, простыми проволочными украшениями, например височными кольцами. Волосы заплетали в одну или две косы, которые спадали сзади по спине или к плечам. У особ знатного происхождения бытовала и такая причёска: две косы заплетались сзади, а по сторонам оставались распущенные волосы. В кончик косы вплетали кисть или подвеску, называемую косник (накосник), который состоял из шёлковой или золотой нити. В торжественных случаях девушки на выданье носили волосы распущенными. К причастию в церковь, на праздник, под венец девушка шла «космачом». В таких случаях в богатых семьях приветствовалась завивка волос.

Смена причёски в жизни женщины играла огромную роль, это был целый обряд, происходивший на её свадьбе, — она становилась замужней. Под плач и пение волосы девушки заплетали в две косы и укладывали венком вокруг головы, покрывая сверху головным убором. Этот обряд «окручивания» являлся своеобразным актом регистрации брака, а женщина получала документ — новую причёску. Теперь никто, кроме мужа, не мог видеть её волосы и снять с неё головной убор. Если же это произошло, женщина могла подать в суд, и обидчику грозил солидный штраф. Отныне и навсегда женщина была обязана прятать свои волосы. Прежде чем заняться домашним хозяйством — растопить печь, подойти к скотине, выйти на улицу, женщина тщательно закрывала свои волосы. Выставить их напоказ, открыть, т.е. «опростоволоситься», считалось позором.

Головные уборы

До замужества головной убор не закрывал макушки его обладательницы, оставляя открытыми волосы. С детства девочки носили на голове простые тесёмки, сделанные из материи.

Взрослея, девушка получала повязку (перевязку), называемую в некоторых районах увяслом, которая обхватывала лоб и скреплялась на затылке узлом. Эту повязку делали из шёлковой ленты, берёсты, а в богатых семьях из византийской парчи. Её украшали вышивкой, бисером, стеклярусом, золотом и драгоценными камнями.

В переписи имущества дочери царя Алексея Михайловича — Анны упомянута «перевязочка, низанная жемчугом». Иногда налобная часть повязки имела особое украшение в виде какого-либо узорчатого узла или фигуры и называлась чело (начёлка).

Другой разновидностью девичьего головного убора был венец (венчик), который вёл своё происхождение от венка, составленного из луговых цветов, и по верованиям предков являлся оберегом от нечистой силы. Венец делали из тонкой (около 1 мм) металлической ленты, ширина которой составляла не более 2,5 см. Для его изготовления использовали серебро и бронзу. По своей форме венец напоминал повязку, с той лишь разницей, что на концах мастер делал крючки для шнурка или ленты, которая завязывалась на затылке. Часто венец покрывался каким-либо узором с зубцами наверху. Девичий венец, унизанный жемчугом вдоль щёк, девушка надевала на большой праздник или свадьбу, и тогда он уже назывался рясочник. Такой головной убор украшал на свадьбе голову царицы Евдокии Лопухиной, жены Петра I — «венец с каменьи и с жемчуги».

Зимой девицы покрывали голову шапкой, называемой столбунец. Из-под него выпадала на спину коса, в которую вплеталась красная лента.

После замужества убор женщины резко менялся, ведь её красота теперь принадлежала только мужу. Иностранцы, посетившие русских, оставили описание такого свадебного обычая: во время праздника жених набрасывал своей избраннице на голову платок и становился таким образом её мужем.

Одним из самых древних женских головных уборов является платок – убрус. В разных областях России он получил разные названия: полотенце, ширинка, намётка, подширье, фата и т.д. Убрус состоял из тонкого прямоугольного полотнища длиной до 2 м и шириной 40—50 см, один конец его украшался шитьём, вышивкой из шёлка, золота, серебра и свисал на плечо, а другим обвязывали голову и скалывали под подбородком. В X—XI вв. поверх убруса помещали ювелирный набор, состоящий из висячих колец и различных украшений. Позднее убрус приобрёл треугольную форму, тогда оба конца скалывались под подбородком или повязывались на голове красивым узлом, для чего требовалось особое умение. Концы платка спускались на плечи и спину и также богато расшивались. Мода носить платки, завязав узел под подбородком, пришла в Россию лишь в XVIII—XIX вв. из Германии, до этого же платок обхватывал шею, а узел помещался высоко на макушке, так, как будто болят зубы. Этот способ назывался «головка». Выразительность женского платка, как писал в XVIII в. один современник, служила цели «придать большую цветность и возвысить красоту» женских лиц.

Составляя свой головной убор в будние дни, женщина надевала подубрусник или повойник (волосник), представлявший собой небольшую шапочку-сетку из тонкой ткани, он состоял из дна и околыша со шнуровкой вокруг головы, с помощью которой шапочка туго завязывалась сзади. Повойник украшали жемчугом, камнями, нашивая их на область лба, эту нашивку берегли и передавали от матери к дочери, перешивая на новый головной убор. Главной задачей повойника было прятать волосы женщины от окружающих, но многие усердствовали, стягивая его так, что не могли моргать. Поверх повойника женщина надевала платок или шапку.

После замужества вместе с убрусом и повойником женщина получала кику (кичку).Кику носили поверх повойника, и состояла она из обруча, незамкнутого сзади, сверху обшитого тканью. Обруч имел форму полумесяца или подковы. Высота рогов для кики могла достигать 30 см, делали их из дерева или плотно скрученного холста. Задняя часть из дорогой материи или меха называлась подзатыльник, украшали его особенно нарядно, ведь именно он заменял косу, которой женщина лишилась. Здесь помещалась богатая вышивка или широкая декоративная подвеска с длинными цепочками из бляшек. Сверху на кику прикреплялся чехол-покрывало, называемый сорока, впоследствии он даст название этому составному головному убору. В таком облачении женщине следовало ходить, высоко подняв голову, красивой и мягкой поступью, что и породило выражение «кичиться», т.е. возноситься над другими людьми.

Разновидностью кики для особ княжеского и царского рода была коруна. Она отличалась своей формой — короной, богато украшенной, под которую надевали убрус. К убору добавляли ряски, жемчужную поднизь на лоб, колты, внутрь которых вкладывали кусочки тканей, пропитанные «ароматами», т.е. духами.

Кику носили поверх повойника, и состояла она из обруча, незамкнутого сзади, сверху обшитого тканью. Обруч имел форму полумесяца или подковы. Высота рогов для кики могла достигать 30 см, делали их из дерева или плотно скрученного холста. Задняя часть из дорогой материи или меха называлась подзатыльник, украшали его особенно нарядно, ведь именно он заменял косу, которой женщина лишилась. Здесь помещалась богатая вышивка или широкая декоративная подвеска с длинными цепочками из бляшек. Сверху на кику прикреплялся чехол-покрывало, называемый сорока, впоследствии он даст название этому составному головному убору. В таком облачении женщине следовало ходить, высоко подняв голову, красивой и мягкой поступью, что и породило выражение «кичиться», т.е. возноситься над другими людьми.

Разновидностью кики для особ княжеского и царского рода была коруна. Она отличалась своей формой — короной, богато украшенной, под которую надевали убрус. К убору добавляли ряски, жемчужную поднизь на лоб, колты, внутрь которых вкладывали кусочки тканей, пропитанные «ароматами», т.е. духами.

Ещё одним головным убором наших прабабушек был кокошник (от древнеславянского кокош — курица, наседка, петух). Отличительной особенностью кокошника являлся гребень — его передняя часть. Делался гребень на твёрдой основе и был высоко поднят надо лбом, сзади кокошник фиксировался с помощью лент. Он был затянут тканью. Позднее кокошники станут носить и незамужние девушки, у них верх убора останется открытым. Высокие и плоские, обтянутые материей или у богатых — кожей, кокошники украшались металлической нитью, жемчугом, бусинками, стеклярусом. К кокошнику прикрепляли покрывало из дорогой узорной ткани, поверх носили фату или платок, сложенный треугольником. У простого народа кокошник появился примерно в XVI—XVII вв., заменив собой кику. Духовенство боролось с «рогатой», запрещало в ней ходить в церковь и приветствовало замену на более «безопасный» головной убор.

Белила и румяна

Флетчер:
«Женщины, стараясь скрыть дурной цвет лица, белятся и румянятся так много, что каждый может заметить. Однако, там никто не обращает на это внимания, потому что таков у них обычай, который не только вполне нравится мужьям, но даже сами они позволяют своим женам и дочерям покупать белила и румяна для крашения лица и радуются, что из страшных женщин они превращаются в красивые куклы. От краски морщится кожа, и они становятся еще безобразнее, когда ее смоют».

Адам Олеарий:
«Женщины среднего роста, в общем красиво сложены, нежны лицом и телом, но в городах они все румянятся и белятся, притом так грубо и заметно, что кажется, будто кто-нибудь пригоршнею муки провел по лицу их и кистью выкрасил щеки в красную краску. Они чернят также, а иногда окрашивают в коричневый цвет, брови и ресницы.

Некоторых женщин соседки их или гостьи их бесед принуждают так накрашиваться (даже несмотря на то, что они от природы красивее, чем их делают румяна), — чтобы вид естественной красоты не затмевал искусственной. Нечто подобное произошло в наше время. Знатнейшего вельможи и боярина князя Ивана Борисовича Черкасского супруга, очень красивая лицом, сначала не хотела румяниться. Однако, ее стали донимать жены других бояр, зачем она желает относиться с презрением к обычаям и привычкам их страны и позорить других женщин своим образом действий. При помощи мужей своих они добились того, что и этой от природы прекрасной женщине пришлось белиться и румяниться и, так сказать, при ясном солнечном дне зажигать свечу.

Так как беление и румяненье происходят открыто, то жених обыкновенно накануне свадьбы, между другими подарками, присылает своей невесте и ящик с румянами».

Но это беление и румянение было, надо полагать, лишь городской и, главным образом, столичной модой.

Украшения

Флетчер:
"В ушах носят серьги в два дюйма и более, золотые, с рубинами, сапфирами или другими драгоценными каменьями... Без серег серебряных или из другого металла и без креста на шее вы не увидите ни одной русской женщины, ни замужней, ни девицы... На шее носят ожерелье, в три и четыре пальца шириною, украшенное дорогим жемчугом и драгоценными камнями."

Ратибор Удалов

Просмотров: 2013

Дата: Воскресенье, 08 Декабря 2013