Традиции русской свадьбы, обычаи, обряды, ритуалы

Сегодня многие традиции русской свадьбы оказались безвозвратно утерянными, а те немногие оставшиеся существуют в очень измененном варианте. В наши дни значительно повысился интерес молодых к русским свадебным традициям. Все больше молодых пар желают отпраздновать бракосочетание так же, как это делали их прародители сто, двести и более лет назад, с соблюдением присущих ей красивых и запоминающихся обрядов и традиций. Сегодня мы расскажем о том, какие свадебные традиции существовали раньше.
Традиции русской свадьбы, обычаи, обряды, ритуалы
Еще каких-то несколько сот лет назад свадьба являлась комплексом обрядов, которые совершались в строгой последовательности по определенному традицией сценарию. Важнейшими обрядами свадьбы на Руси считались сватовство, сговор, девичник, венчание, брачная ночь, свадебный пир. Каждый из них имел определённое смысловое значение. Сватовство, к примеру, выражалось в переговорах двух семей о возможности заключения брака между молодым человеком и девушкой. Прощание невесты с девичеством являлось обязательной стадией, характеризующей переход молодой девушки в категорию замужних женщин. Венчание выступало в качестве религиозного и юридического оформления брака, а брачная ночь – в виде его физического скрепления. Ну а свадебный пир выражал общественное одобрение брака.

Выполнение каждого из этих обрядов в определённой последовательности считалось правильной дорогой на пути создания семьи. Если последовательность обрядов нарушалась, либо какой-либо из них не выполнялся, брак считался несостоятельным (то есть событие было не до конца завершено).

Свадебный ритуал охватывал различные обрядовые действия, которые не являлись обязательными к исполнению. К примеру, смотрины можно было не проводить, если будущие жених и невеста проживали в одном населенном пункте (деревне). Если же парень, который посватался, жил в другой деревне и о его семье ничего не было известно, смотрины осуществлялись, согласно всем установленным правилам. Если родители будущих жениха и невесты прекрасно знали друг друга, да и сомнений относительно брака их детей не возникало, то сватовство и сговор проводили одновременно.

Несмотря на единство общей схемы проведения, свадебный ритуал имел локальное многообразие. К примеру, в северных губерниях Европейской России и в Сибири имел широкое распространение обряд, при котором невеста должна была посещать баню. Этот обряд являлся частью обрядов прощания молодой девушки с девичеством. В Южной России обязательной частью свадеб был каравайный обряд. Отдельные обряды проводились только в конкретных областях. Например, в Псковской Губернии невесте со своей «свитой» необходимо было встретить «поезд» жениха на пути в церковь и положить к его ногам букет бумажных цветов. В других русских областях жених должен был забрать невесту из дома родителей и везти в церковь.

В свадебном обряде участвовали определенные действующие лица – свадебные чины, чье поведение подчинялось правилам, установленными традицией, но имела место и некоторая импровизация. Невеста и жених являлись главными персонажами, вокруг которых происходило свадебное действо, причем они играли пассивную роль. Невеста всем своим видом должна была выражать покорность, любовь и благодарность родителям, которые ее вырастили, а также всячески показывать свое недоброжелательное отношение к жениху и его родне. В свою очередь жених должен был демонстрировать уважение и любовь к невесте. Инициативными участниками свадьбы были родители молодых, крестные, а также самые близкие родственники. Еще одними действующими лицами на русской свадьбе были друзья жениха и невесты или бояре, сваты, тысяцкий, дружка, помощники дружки (поддружья), каравайницы (молодые замужние женщины, счастливые в браке, имеющие хороших, здоровых детей) и т. д.

Важнейшая роль отводилась дружке или главному распорядителю свадьбы со стороны жениха. В его обязанности входило осуществление контроля за соответствием проводимой свадьбы русским традициям, развлечение присутствующих с помощью шуток и приговоров, а также защита участников свадьбы от нечистой силы. В Южной России важную роль играли каравайницы, который выпекали свадебный каравай. Каждый отдельно взятый свадебный чин имел в своем распоряжении специальный костюм или элемент одежды, украшение. К примеру, невесте в течение ритуала приходилось несколько раз менять одежду, демонстрируя тем самым изменение своего статуса. На «плакальном» этапе невесте полагалась быть в траурном наряде с закрытым платком лицом, в процессе венчания и брачного пира она носила нарядные одежды, полагалось быть нарядно одетой, а наутро после брачной ночи молодуха надевала самый нарядный и яркий костюм и женский головной убор. Жених обычно надевал вышитый квадратный платок (ширинку), который крепился к шапке, букетик цветов, закрепленный за шляпную ленту и наброшенное на плечи или подвязанное вместо пояса полотенце. Сваты отличались скрепленным через плечо вышитым полотенцем или красными перчатками на руках. Атрибутом дружки был кнут. Свадебные обряды, как своеобразное театрализованное действие, включали в себя специальные песни, приговоры, игры, присказки, плачи, заговоры, танцы.

Ядром русского свадебного ритуала являлось сложное переосмысление мифических представлений древности и христианских идей. К примеру, составной его частью стали действия, которые отражали далекие представления людей об умирании души девушки при переходе ее в категорию замужних дам и обретении ею после брачной ночи души молодухи. Некоторые обряды восходили к культу далеких славянских предков: плач невесты на могиле родителей с мольбой о благословении на брак, прощание с печкой при уходе из дома в день венчания и т. п. Часто магические действия, проводившиеся во время свадьбы (оберегающие, продуцирующие), имели языческий характер. Желание защитить и уберечь молодых от сглаза и порчи, а также любого негативного воздействия потусторонней силы, вынуждало закрывать лицо невесты платком или полотенцем, вкалывать в одежду молодых иголки, произносить заговоры, размахивать кнутом, палить вдогонку свадебному поезду, выбирать окружной путь к церкви. Чтобы молодые не испытывали нужды в семейной жизни и имели много детей их обсыпали зерном и хмелем, угощали курицей, садили на шубу, вывернутую мехом наружу. Все эти ритуальные действия сопровождались молитвами к Иисусу Христу, Богоматери, св. Николаю Угоднику. Вообще на Руси придавали большое значение благословению родителей, просили о защите христианских святых, которых упоминали в старинных причитаниях.

Русский свадебный ритуал, история формирования.
За основу проведения современного русского обряда свадьбы были взяты сложившиеся традиции к девятнадцатому и первой четверти двадцатого века. Окончательно он сложился предположительно в середине четырнадцатого века на базе общеславянского свадебного обряда. В письменных материалах этого периода ведется краткое описание свадеб с использованием привычных нашему слуху слов: «жених», «свадьба», «невеста», «венчание», «сваты». Также имеются сохраненные старинные миниатюры и рисунки с изображением свадебных пиров и брачных обрядов. В шестнадцатом веке, если судить по описанию княжеских свадеб, сложилась номенклатура свадебных чинов и определились их функции, возникла специальная свадебная одежда, атрибутика, пища, свадебный фольклор.

Во второй половине семнадцатого века в народный свадебный обряд стали активно внедряться традиции Православной Церкви: возник обряд родительского благословения, обязательным стал обряд венчания. Сам народный обряд официальные лица начали осуждать, считая его «бесовским действием». В 1649 г. при царе Алексее Михайловиче был введен указ, который осуждал многие обряды народной свадьбы и который за проведение оных предписывал бить людей батогами, а использовавшиеся при этом музыкальные инструменты - ломать и сжигать.

Сватовство.
Сватовство представляло собой переговоры семей, которые были заинтересованы в заключении брака, а также являлось главным и обязательным ритуалом, предшествующим русской свадьбе. Вступать в брак на Руси принято было рано, при этом родители молодого человека сами занимались выбором невесты для своего сына. Нередко сами молодые даже и не знали о предстоящей свадьбе, их могли оповестить только во время приготовлений к ней. К сватовству подходили со всей серьезностью и ответственностью. Прежде чем на него решиться, собирали семейный совет, на котором присутствовали крестные родители и ближайшая родня. Конечно, при выборе невесты учитывали мнение молодого человека и родственников, но последнее слово оставалось за родителями. Прекрасной невестой считалась девушка физически сильная, обладающая трудолюбием, способная хорошо выполнять хозяйственные и домашние работы, проявляющая уважение и почтение к старшим, скромная, но имеющая чувство собственного достоинства. Особым «спросом» пользовались девушки из семей с хорошей репутацией. Принадлежность девушке к роду, который был уважаемым на протяжении нескольких поколений, позволяла судить о ней, как о достойной невестке-продолжательнице рода-племени.

Материальное благосостояние семьи в расчет не бралось при выборе невесты. Считалось, что молодые смогут сами «нажить все». Очень тщательно выбирались сваты, поскольку от их умения вести беседу, расположить родственников будущей невесты, в выгодном счете представить семью молодого человека зачастую зависел результат сватовства. Обычно в качестве сватов выступали крестные родители парня, либо кто-то из его близкой родни. Иногда родители парня в сваты приглашали уважаемого и пользующегося доверием односельчан человека. Кроме того, такая ответственная роль предлагалась красноречивым, умеющим устраивать брачные дела людям. В крупных ремесленных слободах, больших торговых селах, городах пользовались услугами профессиональных свах. Но этот обычай стал распространенным вначале в городах, и то довольно поздно. Так в середине девятнадцатого века подобное сватовство даже в городах было принято считать «ненастоящим», поэтому после получения согласия родителей на сватовство отправляли «настоящих» сватов.

Сватовство в те времена проходило с обязательным соблюдением различных примет, от которых по древним поверьям серьезно зависела будущая жизнь новобрачных. Обычно свататься или договариваться о заключении брака приходили в дом девушки родители или близкие родственники жениха. Во время этого обряда семьи молодых людей знакомились и налаживали «контакты», поскольку родственные связи имели достаточно серьезный вес в то время, поэтому продумывалось все буквально до мелочей. Для сватовства выбирали определенные дни недели, которые носили название «легкие»: воскресенье, вторник, четверг или субботу, обычно позднее вечернее или ночное время. Все это сопровождали различными магическими действиями, которые, как предполагалось, обеспечат положительный исход дела и предотвратят отказ родителей невесты. К примеру, в Псковской губернии мама молодого человека била три раза выходивших за дверь сватов поясом, сопровождая определенными магическими словами. В русских селах Казанской губернии сваха по приезду в дом избранницы находила ступу и три раза оборачивала ее вокруг себя, это предполагала удачное замужество (девушка будет трижды обведена вокруг аналоя во время венчания). В Пермской губернии сваха при входе в дом девушки ударяла пяткой о порог.

Войдя в дом будущей невесты, сваты вели себя по деревенскому обычаю: снимали шапки, крестились на иконы, отвешивали поклоны хозяевам, не проходили к столу без приглашения и не садились на лавку. Сват первым начинал разговор и произносил хорошо известные всем присутствовавшим фразы: «У вас товар, у нас купец»; «У вас курочка, у нас петушок, нельзя ли их загнать в один хлевушок?»; «Нам нужна не рожь и не пшеница, а красная девица» и т.п. Бывало и так, что сваты прямо выражали цель своего прихода, пришли, мол, «не пол топтать, не язык чесать, пришли дело делать — невесту искать».

Родители будущей невесты выказывали благодарность за оказанное их семье уважение, приглашали пройти в парадную часть избы или в горницу, ставили на стол угощение и приглашали к столу. Раньше считалось, что сватов необходимо очень хорошо встретить, даже если жених не особо «глянулся» родителям невесты. Если жених был не в угоду родителям невесты, то отказ они всегда излагали в деликатной форме: «У нас товар непродажный, не поспел», «Еще молода, надо подождать». В случае желанного сватовства, и если парень был хорошо знаком, родители девушки свое согласие давали сразу. Если же парень был малознаком или проживал в другой деревне, родители просили у сватов время на раздумье: «Дочку замуж выдать - не пирог испечь», «Не один день растили, чтобы враз отдать». Приветствие сватовства еще не означало полного согласия на свадьбу.

В цикл обрядов сватовства включали также переговоры относительно приданого, которое давали за невестой, размера денежной суммы (кладки), выделяемой родителями жениха на свадебные траты, о размере трат на свадебный пир, обсуждалось количестве гостей, которое будет на свадьбе со стороны жениха и со стороны невесты, дары, которыми будут обмениваться родственники во время проведения свадебного ритуала. Если семьи были зажиточные, то могли составляться юридически заверенные брачные контракты, в которых упоминались все детали свадьбы и дальнейшей жизни молодой семьи. По окончании переговоров семьи определялись со временем сговора, то есть назначали день точного принятия решения относительно свадебного торжества.

Погляды и смотрины.
Вслед за сватовством устраивались погляды, смотрины. Погляды (местоглядение, сугляды) заключались в приезде родителей и родственников невесты в дом жениха для уточнения его имущественного положения. Данный обряд также имел торжественное проведение, семью невесты встречали очень хорошо: демонстрировали дом, хозяйственные постройки, скот, количество зерна в амбарах, овин, гумно, сажали за праздничный стол, говорили о семейных преданиях. Если семьи были не знакомы, то осмотр был более строгим и тщательным. Если родители девушки по каким-либо причинам были не удовлетворены хозяйством жениха, они могли отказать в сватовстве: «Спасибо за хлеб-соль, домой пора». Если же осмотр им понравился, то говорили примерно так: «Все у вас хорошо, все нам нравится, и, если мы вам нужны, приезжайте к нам».

На смотринах (глядинах) девушку официально представляли парню. Который посватался и его семье. Обычно этот обряд проводили в доме избранницы. На нем присутствовали непосредственно жених, его родители и ближайшая родня. Данное действо сопровождалось пением молодых незамужних девушек (подружек будущей невесты), которых также приглашали на этот ритуал. Девушка надевала свое парадно-выходное платье, ее выводили в центр избы, прося пройтись или повернуться на месте. Гости и родители жениха, наблюдавшиеся за этим процессом, высказывали свое одобрение в адрес девушки. После этого молодые рука об руку прохаживались по избе, вставали на заранее расстеленную шубу, целовались или кланялись друг другу.

Если жених был не по нраву девушке, на смотринах она могла об этом сказать родителям, после чего отказаться от свадьбы. К примеру, она могла молча выйти из избы, заменить праздничный наряд на будний, и вернуться к гостям. Это расценивалось гостями как отказ. Но, как правило, данный обряд заканчивался пиром, при этом родители невесты накрывали стол, а родители жениха привозили хмельные напитки.

Сговор.
Спустя несколько дней после сватовства проводился (в доме невесты) сговор (рукобитье), который служил символическим закреплением решения о свадьбе и заключении брака. Также присутствовали родители и родственники с той и с другой стороны. Вначале велись переговоры о дне венчания, договаривались о величине приданого и кладки, количестве гостей на свадебном пиру. Во время сговора невеста начинала причитать, жалуясь на судьбу и родителей, которые вынуждают ее проститься с вольной девичьей жизнью и родимым домом.

Окончанием переговоров служило ритуальное рукобитье, в процессе которого отцы молодых вставали напротив друг друга и с размаху били по рукам, которые загодя были обернуты платками или небольшим куском овчины, после чего жали друг другу руки со словами: «Наш сын был бы между нами общим сыном, а ваша дочь была бы общей дочерью и нашей послушною слугою». Издавна на Руси пожимание рук друг другу узаконивало взаимовыгодное соглашение, договор. В некоторых российских областях рукобитье проводили над столом, где заранее клали каравай, после чего разламывали пополам. Хлеб в данном случае служил скреплением договора.

После рукобитья мать девушки скрепляла руки молодых, подтверждая тем самым свое согласие относительно решения отцов. После этого все начинали читать молитву перед иконами с зажженной лампадой. Достигнутое и согласие отмечали пиром, при этом молодые на нем не присутствовали.

После сговора отказаться от брака было невозможно, это расценивалось как страшный грех, расплата за который будет длиться всю жизнь. По обычаю, виновная сторона в нарушении соглашения была обязана оплатить все траты на свадьбу, а также выплатить «компенсацию» за бесчестье обманутой стороне. После сговора молодых называли женихом и невестой. Полученному статусу молодые должны были соответствовать (изменить поведение, внешний облик). Невесте предполагалось после сговора «кручиниться», «убиваться», причитать, то есть оплакивать свое девичество. Она должна была отныне носить только траурную одежду, на голове платок, надвинутый на лицо, ей нельзя было расчесывать волосы и заплетать косу. Она практически не говорила, объяснялась жестами, по дому она передвигалась исключительно с помощью подруг, которые теперь находились рядом с ней постоянно, а зачастую и ночевали у нее. Невесте было запрещено выходить за пределы дома и двора, ходить на вечеринки и гулянья молодежи. Разрешалось выйти из дома только для того, чтобы пригласить родственников на свадьбу, да проститься с соседями, деревней и «белым светом». Теперь она была отстранена от любой хозяйственной работы. Единственным ее занятием было приготовление даров, шитье приданого. Были и те области России, где невеста до венчания ежедневно в течение недели должна была выходить и печально причитать. По поверьям, чем больше невеста плачет, тем легче будет жизнь с мужем. На подобные «посиделки» иногда собирались все женщины деревни.

Жених же после сговора вовсю гулял со своими дружками по собственной и соседним деревням, расставаясь с «молодечеством». Кроме того, каждый день он должен был ходить в дом невесты и одаривать ее подруг разными вкусностями (конфеты, пряники).

Каравайный обряд.
Каравайный обряд выступал в качестве некого обрядового действия, которое было связано с выпечкой и раздачей каравая (круглый хлеб с украшениями в виде фигурок из теста, искусственных цветов) во время княжьего стола (свадебного пира). Каравай пекли в доме жениха (иногда в доме невесты, а в некоторых местностях и там, и там) накануне венчания или брачной ночи, либо за пару дней до этого. Этот обряд делился на два этапа: первый – непосредственно его приготовление (назывался этап «каравай валять»), второй - деление каравая на свадебном столе или «каравай носить». На всей территории существования данного обряда суть его была одна, хотя могла обыгрываться по-разному.

Процесс изготовления каравая символизировал зарождение новой жизни и обеспечивал плодовитость молодой пары. Он носил ритуальный характер. Готовить каравай начинали в тайно намеченное время, до захода солнца, перед этим обращаясь к Богу и святым угодникам. В обряде участвовали посаженый отец и посаженая мать жениха (если они были счастливы в браке), а также молодые женщины-каравайницы, также счастливые в браке и имеющие здоровых детей.

Для приготовления свадебного каравая воду набирали из семи колодцев, муку - из семи мешков. Все процессы, начиная с замешивания теста и заканчивая выниманием его из духовки и раздачей гостям осуществлялись нарочито театрально. Для придания формы тесту его укладывали в специальную большую чашу с крестом, а чашу в свою очередь ставили лавку, где находилось сено, покрытое скатертью. Всем, кто присутствовал при этом особом ритуале строго запрещалось дотрагиваться до теста и чаши. Прежде чем отправить сформованный каравай в печь, посаженая мать обходила с ним избу, садилась на печь, а потом совместно с посаженым отцом обходила трижды печной столб. Задвигали его в печь с помощью специальной лопаты, на краях которой были прикреплены горящие свечки. Перед тем как окончательно оставить его выпекаться, каравай трижды задвигали-выдвигали из нее. После постановки каравая в печь необходимо было ударить лопатой по потолочной балке.

С точки зрения мифологии печь символизировала женское чрево или материнское лоно, хлебная лопата - мужское начало, а каравай - плод, который получился при их слиянии. Украшения из теста, которые девушки пекли отдельно от каравая, были в виде фигурок солнца, звезд, месяца, цветов, плодов, домашних животных, то есть знаков, которые считались у русских олицетворением мира, добра, счастья, довольства, плодородия. В течение всего процесса изготовления и выпекания каравая исполнялись специальные каравайные песни, повествующие об этапах его создания каравайницами.

Девичник.
Девичник (плаканье, подвенёха) назывались обрядовые действия, при которых невеста прощалась с девичеством. Этот обряд проводился в доме невесты, на него созывались все ее подружки. Прощание невесты с девичеством, как правило, начиналось сразу же после сговора и продолжалось до венчания. Девичник символизировал переход девушки в категорию замужних женщин. Прощание невесты с «белым светом» во многих деревнях Европейской России и Сибири происходило на утренней и вечерней заре за околицей деревни, куда она приходила с подругами. В Псковской губернии невеста с девушками под пение грустных песен торжественно шла по деревне, неся в руках маленькую елочку, украшенную ленточками, тряпочками, бумажными цветами, либо букет бумажных цветов.

В деревнях Владимирской губернии невеста причитала о своей вольной жизни, сидя вместе с девушками на лавочке у своего дома. На ее причитания сбегались все женщины деревни. В Ярославской губернии невеста с подругами причитала посреди деревни, у дома ее родственников, у избы, где проходили посиделки. Финалом девичника было так называемое прощание с «девьей красотой», проводимое накануне венчания в доме невесты в присутствии родителей, сестер, братьев и подруг. Практически по всей России символом девичества была «коса - девичья краса». Проводился ритуал прощания невесты с косой: вначале косу заплетали, продавали невесту, а потом вновь расплетали. Заплетали ее так, чтобы ее потом было, как можно труднее расплести: вплетали ленты, шнуры, тесьму, вкалывали булавки и даже зашивали нитками. Все это сопровождалось печальными песнями девушек и причитаниями невесты. После заплетения косы, подруги или брат невесты торговались с дружкой жениха, прося выкуп за невесту. После получения выкупа девушки расплетали косу под пение песен.

Распущенные волосы демонстрировали готовность невесты к браку, символизировали первый шаг к замужней жизни. Ленты из косы подруги делили между собой. В северных губерниях Европейской России, в Среднем и Верхнем Поволжье, в Сибири, на Алтае в качестве прощания с «девьей красотой» невеста в компании подруг посещала баню. Топили баню рано утром подружки невесты, сопровождая этот процесс специальными песнями. Затем они брали за руку, сидящую в переднем углу избы, невесту и вели в баню. Во главе этого шествия шел дружка жениха, который читал заклятия от нечистой силы, махал кнутом и обсыпал невесту зерном. Процесс мытья в бане был довольно длительным, невесту парили березовым веником, с ленточками, поливали каменку квасом, пивом, посыпали ее зерном. Все это сопровождалось пением и причитаниями.

Молодечник.
Молодечник символизировал прощание жениха с холостой жизнью и проводился в доме жениха в последний предсвадебный день, либо рано утром в день венчания. На нем присутствовали родителей, родственники и друзья жениха. Собирали угощение для присутствующих, пелись свадебные песни. После этого родные жениха, либо он сам ехал к невесте с подарками. Данный обряд особой распространенностью не отличался, встречался лишь в некоторых селах Европейской России.

Свадебный поезд.
Данная традиция представляет собой выезд жениха и невесты в церковь для венчания. Рано утром в доме жениха в день венчания собирались дружки, один или два поддружья, крестные родители жениха, ранняя сваха (близкая родственница жениха), учувствовавшая в изготовлении и выпечке каравая (в ее обязанности входило обсыпание поезда зерном), помощницы свахи, дядьки или шафера, которые сопровождали жениха к венцу, бояре - приятели и родственники жениха. В разных областях России состав свадебного поезда мог различаться. Родители жениха, по традиции, на венчании не присутствовали. Они занимались подготовкой к встрече молодых и непосредственно свадебному пиру. За невестой поезжане зимой ездили на санях, осенью на кошевах, пошевнях, бричках. Лошадей очень тщательно готовили к данному событию: кормили овсом, чистили, расчесывали хвосты и гривы. На свадьбу их украшали ленточками, сбрую колокольчиками, бубенчиками, а сани застилали коврами, подушками.

Возглавлял поезд дружка, при этом он выбирал дорогу до невесты ровную, чтобы «жизнь молодой пары была ровная, без ссор». На пути к невесте поезд встречали жители деревни и всячески преграждали путь: запирали въездные ворота, протягивали веревки. В качестве выкупа дружка предлагал вино, конфеты, фрукты, орехи и пряники. У дома невесты поезд встречали ее подружки, закрывали ворота и пели песни о женихе и его свите, как о разлучниках, приехавших забрать подругу. Дружка возглавлял шествие, размахивая кнутом, как бы очищая дорогу от нечистой силы. Затем он вступал в разговор с подругами, которые после хорошего выкупа пропускали гостей в дом. Затем в некоторых деревнях России жених и дружка начинали искать спрятанную невесту, а в других – выкупать ее у старшего брата. Все это сопровождалось насмешливыми песнями, которые исполняли девушки в адрес жениха и поезжан. Обрядовое действие выражалось в стремлении спасти невесту от неминуемой символической гибели, которую сулило замужество, согласно мифологическим представлениям.

Затем поезжан приглашали за стол и угощали. Невеста и жених должны были сидеть с краю стола и не притрагиваться к пище. Считалось, что перед таинством венчания следовало нравственно очиститься, отказавшись от «плотских» удовольствий, в том числе и от еды. Также жених и невеста не должны были кушать вместе с женатыми и замужними родственниками, это было возможно только после брачной ночи. После угощений отец невесты передавал свою дочь жениху со словами, что он передает ее навсегда в распоряжение мужа.

В церковь жених и невеста ехали в разных повозках: невеста в сопровождении свашки, а жених - с тысяцким (главный предводитель). К свадебному поезду подключались поезжане со стороны невесты: повозник, который управлял лошадьми, крестные родители, ближайшие родня. Во главе по-прежнему ехал дружка в сопровождении поддружьев верхом на конях, далее повозка жениха, потом невесты, а за ними все остальные родственники. Родители невесты также на венчании не присутствовали. В церковь свадебный поезд ехал быстро, громко звеня колокольчиками, тем самым оповещая всех о своем приближении. Во время поездки жених и невеста осуществляли своеобразные магические действия: невеста, выехав за пределы родной деревни, открывала лицо, смотрела вслед удалявшимся домам и бросала носовой платок, в котором «были собраны все ее горести», жених периодически останавливал поезд, дабы справиться о состоянии невесты, не приключилось ли с ней чего-то во время опасного пути. При этом дружка на протяжении всего пути читал молитву-заговор.

Венчание.
Венчание представляло собой церемонию заключения брака в Православной Церкви, которая совмещалась с юридической регистрацией в метрических книгах. Обряд проводился в церкви священником и включал обручение, при котором жених и невеста давали согласие на брак и обменивались кольцами, и венчание, то есть возложения на их головы брачных венцов, что символизировало наложение Славы Божьей.

Во время венчания читались молитвы с целью Божьего благословения брачующихся. Священник давал наставления. В христианской традиции венчание выступало в виде некого таинства, символизировало соединение мужчины и женщины в нерушимый Божественный союз, который существовал и после смерти.

Обряд венчания связывал ряд ритуально-магических действий, которые обеспечивали защиту от злых сил, счастливый брак, здоровое потомство, хозяйственное благополучие, долголетие. Считалось, что именно в этот момент молодые более уязвимы, по тогдашним представлениям деревенских жителей, колдуны могли превратить их в камень, животных, оставить без потомства в браке. Для защиты от этого свадебный поезд не должен был останавливаться, следуя на венчание, поезжанам нельзя было оглядываться назад. Своеобразной защитой от темных сил считался звон колокольчиков, прикрепленных на повозках. Для оберега в одежду невесты, иногда жениха, крепили булавки, втыкали иголки, насыпали льняное семя или просо, в карман помещали чеснок и т. д.

Некоторые обрядовые действия были направлены на предотвращение измены молодыми. К примеру, запрещалось стоять или проходить между молодыми. Считалось, что во время обряда венчания можно было обеспечить здоровье молодым, для чего в момент обведения священником брачующихся вокруг аналоя, тихо произносили специальные заговоры.

Для обеспечения хозяйственного благополучия будущей семье перед приближением молодых к церкви перед ними расстилали белую новую ткань, бросали под ноги деньги, осыпали зерном, а во время венчания невеста запрятывала за пазуху хлеб, сыпала в обувь соль, крепила к одежде клочок шерсти. Верили, что предметы в руках у жениха и невесты во время церемонии венчания, имеют магические свойства. К примеру, воск венчальных свечей и вода с благословенной иконы, применялись в лечении младенцев, венчальная рубаха – для снятия боли у женщины во время родов. В некоторых деревнях хозяин дома надевал на себя венчальную рубаху в первый день сева для обеспечения хорошего осеннего урожая. Обручальное кольцо применяли при гаданиях на святках. После венчания новобрачные в северных губерниях Европейской России и во многих деревнях Сибири и Алтая отправлялись в родительский дом на свадебный пир. Там же по окончании пира проходила и их брачная ночь.

А в некоторых южнорусских деревнях после венчания каждый возвращался в свой дом, а вот вечером жених приходил к невесте, там и проходила их первая брачная ночь. Свадебный же пир начинали только после того, как объявлялось о том, что молодые стали мужем и женой. Если пара жила без венчания, их мужем и женой не признавали, а их дети считались незаконнорожденными. Между тем, согласно народным представлениям, одного венчания было недостаточно для признания брака. Необходимо было провести установленные обрядовые действия, согласно традиции.

Княжий стол.
Княжий стол (венчальный или красный стол) - свадебный пир, который проводился после венчания в доме родителей жениха. По традиции столы ставили вдоль половиц и лавок буквой «Г» и только в некоторых местностях - поперек половиц. Согласно традиции, в определенном порядке усаживали гостей, размещали также зрителей - «гляделыциков», подавали еду и напитки, пели песни. Жениха и невесту называли не иначе, как «князь молодой» и «княгиня молодая», сидели они в переднем углу избы. Гости рассаживались в порядке родства: чем ближе родня, тем ближе она располагалась к жениху или невесте. На свадебный пир обычно приглашали парней, соседей, девушек из деревни, но за столом они не сидели, они выступали в качестве зрителей. Свадебные столы были накрыты белыми скатертями. Вначале на столы (середину) раскладывался хлеб и пироги. По краю стола в соответствии с каждым место гостя укладывали ломоть ржаного хлеба, а сверху продолговатый пирог. Перед молодожёнами ставили две буханки круглого хлеба, положенных друг на друга и прикрытых платком. Как только гости занимали свои места, подавались напитки и еда. Блюда чередовались с напитками, при этом количество блюд должно было быть четным (символ счастья и удачи).

Началом свадебного пира служи обряд открывания «молодой княгини». После венчания состоявшаяся жена входила в дом, при этом лицо ее было закрыто платком. Обычно отец жениха, держал в руках горбушку хлеба или пирог и поднимал ими платок невесты, после чего брал его в руки и три раза обводил им вокруг голов новобрачных под возгласы присутствовавших. Этот обряд выступал в качестве знакомства родственников жениха с новым членом семьи. Жених и невеста во время свадебного пира ничего не ели и не пили, это было запрещено. В знак запрета миска перед ними стояла пустая, а ложки связаны красной ленточкой и располагались ручками к центру стола, а посуда для напитков переворачивалась вверх дном.

Окончанием свадебного стола служил уход молодых в особое помещение, там им подавали ужин. В некоторых местностях молодую после ужина «окручивали» или надевали на нее женский головной убор. Второй частью свадебного пира был горний стол, на котором были «князь молодой» и «молодая княгиня» в женском головном уборе и нарядной одежде. В этот момент приезжали родители и родственники новобрачной и садились за один стол с родственниками и родителями жениха. Горний стол выражался в одаривание невестой родственников жениха, от близких до самых дальних. Подарок клали на специальное блюдо, молодая подходила к родственнику мужа и отвешивала низкий поклон. Взяв подарок, на блюдо он клал отдарок: пряник, конфеты, деньги. Именно во время горнего стола «княгиня молодая» впервые называла свекра батюшкой, а свекровь - матушкой. После этого молодые принимали участие в общей трапезе. Однако им подавались определенные блюда: каша, яйца, мед, масло, хлеб, пироги, молоко. При этом молоко молодые пили из одного стакана, ели одной ложкой и из одной чашки, ели хлеб от одного куска. Это подтверждало единство молодых их неразрывную связь. По окончании горнего стола проводился обряд деления каравая.

Окончанием княжего стола являлся уход молодых к месту проведения брачной ночи под сопровождение пения гостей. Пиры проводились также и на второй, и на третий день, но несколько в иной форме. Суть их заключалась в символичном знакомстве родных мужа с новым членом семьи и раздача даров.

Брачная ночь.
Брачная ночь (подклет) - физическое и правовое скрепление брака проводилась в родительском доме жениха. В южнорусских губерниях, после венчания молодожены возвращались каждый в свой дом, ее проводили в доме родителей невесты до главного свадебного пира. Обычно постель для новобрачных стелили в холодном помещении (клеть, чулан, сенник, баня, реже хлев или овчарня), при этом использовалась постель из приданого невесты. С помощью различных приспособлений сооружали высокое брачное ложе: на доски клали мешки с мукой, затем ржаные снопы, пару матрасов из сена, реже перину и много подушек. Все это застилали белой вышитой простыней до пола и красивым одеялом.

Стелили постель свашки со стороны жениха и невесты, а также мать или сестра жениха. После этого под постель клали кочергу, несколько полен

Просмотров: 1043

Дата: Воскресенье, 06 Апреля 2014